Вы здесь:   Главная

О качестве не по-детски

Автор 

НЕОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ВСТУПЛЕНИЕ.

ТРЕТЬЕ СЛОВО НА БУКВУ «К» (Концепция всеобщего качества. Отступление о господствующих абстракциях. Качество, коммунизм и капитализм. Всеобщее качество - от слов - к действию)

КТО ВИНОВАТ (Список Шиллера. Две разновидности любвеобильности. О любви в мирах труда и капитала. О любви «по-русски»)

4. ЧТО ДЕЛАТЬ (Что сделано. Что делается. Что предстоит)

 В начале 2004 года Национальный фонд жилищной реформы (НФЖР) инициировал проект с шикарным названием «Повышение эффективности бюджетных расходов на коммунальное обслуживание и развитие объектов социальной недвижимости».

Две трети проекта прошли мимо меня, однако на завершающем его этапе, весной 2005 года, наступил этап обобщения результатов в столь же, как и название проекта, труднопроизносимые "Методические рекомендации органам государственной власти и местного самоуправления по повышению эффективности бюджетных расходов на коммунальное обслуживание и развитие принадлежащих им объектов социальной недвижимости".

И меня пригласили в качестве методиста для их формирования.

...............................................................

Чтобы хоть как-то просоотвествовать цветущей сложности задачи, я предложил рассматривать методические рекомендации как "концептуальную и функциональную модель системы управления эффективностью...".

В моем понимании концептуальная модель должна была ввести и узаконить непротиворечивую систему понятий, описывающую предметную область контракта и, тем самым, дать основу для единого представления о целях, задачах, критериях оценки и прочих управленческих категориях, познаваемых и применяемых всеми будущими участниками программ повышения эффективности бюджетных расходов в социальной сфере.

Функциональная же модель, по моему мнению, опираясь на определенные концепцией категории, должна была ввести необходимый и достаточный набор функций (операций), которые рекомендуется последовательно выполнять  над предметной областью участникам программ повышения эффективности социальной сферы для достижения заявленных этими программами целей.

Несмотря на "непрактичность" предложенных категорий, в целом такой "методический подход" согласовали. И от радости я стал предлагать все самое заветное, мозгодробильное и душещипательное, что в данной предметности накопилось за время ее изучения, пытаясь подать анонсированный товар, так сказать, в наилучшем виде.

Увы, поскольку использование обеих моделей предполагалось на уровне «государевых людей», одним из главных ограничений, накладываемых на содержанию моей работы стала легитимность, узаконенность применяемых методов и средств "концептуального и функционального проектирования". Что, в свою очередь (и к счастью!), лишило меня возможности пощеголять многими благоприобретенными мудреностями и заумностями.

Так за кадром осталась практически вся «цветущая сложность» Оптнеро-Кузнецовского-Никаноровского системного анализа и концептуального проектирования (про Пригожинские теории сложных систем и системологию Клира и говорить нечего), полностью выпала архитектура интегрированных информационных систем (ARIS) `профессора Шеера, методика управления архитектурой организации TOGAF и прочие формально в России не узаконенные (не стандартизированные) методологии концептуального проектирования и функционального моделирования.

Фактически, из всего многообразия «блюд» организационной «кухни» применимыми в проекте оказались только «сухари» - три «концентрированные», неудобоваримые методики организационного проектирования, изложенные в ГОСТ и Рекомендациях Госстандарта.

Словом, в «сухом остатке» оказались:

- 1. ГОСТ Р      «Концептуальное проектирование и информационные базы» (достаточно архаичная методика формирования концептуальных моделей и концептуальных схем и связанных с их применением баз данных, выработанная еще в советское время и легитимизированная в 1996 г. несколькими странами СНГ, а в 2001 г. принятая Россией в качестве ГОСТ Р),

- 2. Рекомендации Госстандарта Р 1.058:2001 «Функциональное моделирование» (являющиеся аутентичным переводом американского оборонного стандарта IDF0, входящего в состав методологии SADT – техники (метода) структурного анализа и дизайна)

- 3. ГОСТ Р ИСО 9004:2001 «Системы менеджмента качества. Улучшение деятельности» (так же аутентичный перевод международного стандарта ISO 9004:2000, разработанного международной ассоциацией по сертификации в 2000 г. взамен устаревшей версии стандарта TQM – Total Quality Management  1994 г.).

И если первые два стандарта были сугубо инструментальными, то третий документ (ГОСТ Р ИСО 9004:2001 «Системы менеджмента качества. Улучшение деятельности»), при его  «приложении» к теме коммунального обслуживания и развития социальной недвижимости, заставил меня всерьез задуматься над роковыми вопросами «общественного блага» (у Пьера Безухова это называлось, кажется, bien public).

И стал поводом для переосмысления места и роли понятия «всеобщее качество» в эволюции форм управления общественным развитием (в «мировой революции», как у незабвенного Васисуалия Лоханкина).

..........................................

Конечно, целесообразность применения концепции «всеобщего качества», изложенной в ГОСТ Р ИСО 9004:2001, к построению системы управления эффективностью бюджетных расходов в социальной сфере (далее – СУЭБР), честно говоря, в первое время и у меня самого вызывала сильные сомнения.

Например, я откровенно не понимал, с какого перепугу затырканные подвижники нищей российской социалки вдруг уверуют в светлые идеалы «валидации», «верификации», «присущих характеристик», «непрерывного измерения, анализа и улучшения» и т.п. изложенных на «тили-мили-трямбском» языке откровений американского доктора Деминга и Ко.

Ведь очевидно же, что без заградительных отрядов и военно-полевых судов на передний край идеологической борьбы за «всеобщее качество» бюджетники не выйдут.

А значит – реализуемость концептуальной модели близка к нулю. У обычного человека в мыслях  ведь все, как в песне Галича: «а дочь в больнице с язвою, а сдуру запил зять, и думая про разное, билет забыла взять».

И очень уж некомфортно чувствовать себя в роли того контролера, что будет заливать старушке-учительнице про светлое «качественное» будущее.

Но контракт на создание концепции и функциональной модели СУЭБР должен был быть исполненным (почти как в ситуации с Карфагеном), а иного способа сделать это легитимно и быстро,  нежели  опереться на ГОСТ Р ИСО 9004:2001 не было, хоть тресни.

И группой разработчиков был принят компромиссный вариант самоубеждения, в соответствии с которым на первом этапе творчества, вплоть до сдачи контракта, общение на тему «всеобщего качества» локализуется уровнем министерств и ведомств, которые исполнение контракта курируют (Госстрой, Минфин, Минрегионразвития). А там видно будет.

Тем более, что, не пройдя первый этап – не убедив заказчиков и кураторов проекта в целесообразности применения к реформам социальной сферы концепции «всеобщего качества», - ни о каком общении с рядовыми бюджетниками речи не будет.

Более того, даже успешное прохождение чиновничьего этапа «естественного отбора» идей, не дает никаких гарантий на последующее их воплощение.

Так  что, глядишь, и обойдется без перехода к практике.

..........................................

Кстати, государевы люди  так органично влились в сообщество ревнителей «приватизации», «либерализации» и перманентной «административной реформации», что любые прочие передовые «…ции» расщелкнуть должны, как семечки.

Тем более, что содержательно концепции приватизации и всеобщего качества (ГОСТ Р ИСО 9004:2001) необходимы друг другу, как женскому началу - «инь» необходимо мужское «янь» (как мальчикам нужны  девочки). Ибо приватизация запускает в лоно народного хозяйства частных предпринимателей - активных носителей идей развития, и обещает оставить в частной собственности идеологов плоды ее воплощения.

Концепция же «всеобщего качества» выдает предпринимателям набор ограничений, по которым еще на этапе зачатья оценивается приемлемость идей развития, и, тем самым, выбраковываются однобокие, уродливые идеи, за воплощение которых предпринимателям грозит чей-либо гнев, сума, тюрьма и прочие вечные муки.

Так что раз уж чиновники, тяжело дыша от сладострастия, бросились воплощать приятные им приватизационно-либеральные фантазии, то не худо будет немного загрузить их фантазиями полезными, пусть даже и не столь эротичными.

Собственно, более-менее рациональная часть «рассуждений организационного инженера» на этом завершилась. А далее  «Остапа понесло» – в связи с самопровозглашением себя в члены «партии TQM – Total Quality Management», я начал излагать мысли на тему грядущей «мировой революции всеобщего качества» в формате незабвенного «Материализма и эмпириокритицизма».

..........................................

В своем философствовании я, конечно, пытался сохранить свою «проф. идентичность» и не выпадать за рамки   «инжиниринговых» форм сознания.

Но, увы, «в одну телегу свесть не можно коня и трепетную лань» - применить стандартную методологию «организационного развития» к весьма непростой и насквозь идеологизированной «социальной» предметной области без последствий для психики мне не удалось.

От соприкосновения со столь накаленным предметом, как социалка, «неинжиниринговая» часть сознания просто вскипела соображениями «общего порядка» («про грехи наши тяжкие»)…

Вот и пришлось стравливать их, как пар, удивленными восклицаниями типа «ой, Вань, гляди-ка, акробатики..»

..........................................

В итоге, в полном соответствии с национальной традицией триединства сакраментальных вопросов, «восклицаний» набралось три короба.

В первом, с условным названием «Третье слово на букву «К» (хотя правильнее было бы назвать - «да что же такое, блин, творится!»), я попытался отразить свои ощущения на тему «что происходит» с идеей «всеобщего качества» в России и мире и как она (идея) соотносится с двумя другими господствующими в сфере «общественного блага» абстракциями – коммунистической и капиталистической.

Во втором, названном, естественно, «Кто виноват», я изложил свое представление о двух фундаментальных факторах, определяющих развитие идеи о «всеобщем качестве». Хотя, вместо «кто виноват», точнее было бы сказать – «каковы причины», имея ввиду более высокие, нежели «виновность-невиновность» категории оценки причинно-следственных связей рассматриваемых событий и явлений.

Третий короб должен был освещать сакраментальное «Что делать»и содержать досужие измышления на тему, как применить идею «всеобщего качества» в пространстве России-матушки.

Но, по нехватке времени (и ума), раздел получился скорее декларативным, нежели содержательным.

Хотя из всего написанного именно он нравится мне больше всего.

 

ТРЕТЬЕ СЛОВО НА БУКВУ "К"

Одной из ключевых проблем организационного инжиниринга (и если бы только его...) является проблема постановки целей, для достижения которых и проектируется система управляемых процессов, именуемая организацией.

Ибо цель является продуктом чьего-то ума, а точнее - результатом коллективного творчества сложноустроенной группы умов с запутанными и противоречивыми внутренними отношениями.

И в ходе любого инжинирингового проекта первым делом приходится определяться, чей же "коллективный творческий разум" сформулирует «камо грядеши».

..........................................

В социальной сфере, как, наверное, нигде больше, «целеполагателями» является бесчисленное  множество субъектов, поскольку вопросы развития системы общественных услуг затрагивает интересы любого гражданина.

Причем некоторых граждан этот вопрос волнует сразу с нескольких точек зрения.

Во-первых, все граждане являются потребителями общественных услуг, не важно, видят ли они себя таковым или нет.

Граждане «вкушают» общественные услуги в форме государственного (муниципального) попечения о своем и своих близких здоровье, безопасности, образовании, перевоспитании (от попадания в потребители пенитенциарных услуг зарекаться в России нельзя, как показывает статистика, никому) и т.п.

Во-вторых, некоторых граждан, таких, как учителя, врачи, милиционеры и прочие работники бюджетных учреждений волнует, каковы будут условия их общественно-полезного труда (например – зарплата, оснащенность рабочих мест и т.п.).

В-третьих, особо ответственных государственных и муниципальных служащих (министров, мэров, начфинов, депутатов и т.п.) заботит, сколько бюджетных денег и на что истратят бюджетные учреждения, а некоторые из них даже задумываются, как это соотнесется с возможностями налогоплательщиков эти затраты профинансировать.

В-четвертых, поставщикам и подрядчикам учреждений бюджетной сферы небезразличен вопрос, будет ли возможность поживиться на будущих бюджетных поставках и подрядах и собираются ли бюджетные учреждения оплачивать уже поставленные им товары, работы и услуги.

В-пятых, спонсорам бюджетных учреждений, а так же особо въедливым налогоплательщикам вовсе не безразлично, на какие такие благие цели и в каких количествах идут их кровные, пожертвованные или изъятые в форме налогов на содержание и развития объектов социальной сферы.

Список можно было бы продолжить, однако и так понятно, что равнодушных в сфере производства и потребления общественных услуг у нас нет.

Но поскольку цели каждой из вышеназванных категорий граждан сильно различаются, достаточно проблематично свести их в одну категорию и поименовать каким-либо единым понятием, применимым для целей регламентации.  

Все подходящие для этого термины так или иначе сводятся к понятию «общественное благо» (то самое безуховское «bien public»), может быть и приемлемое для упоминания в конституции или комментариях к кодексам, но абсолютно негодное для употребления организационными проектировщиками.

..........................................

С бизнесом, например, в сфере целеполагания все обстоит гораздо проще – с бизнес-точки зрения окружающий мир представляет собой место извлечения прибыли и все бизнес-цели так или иначе связаны с понятием капитала.

Что бы не планировали реализовать бизнесмены - будь то увеличение доли на традиционном рынке или выход на новый рынок, снижение издержек или изведение конкурента, повышение качества продукции или надувательство потребителей, партнеров и государства и т.п. все это должно привести в итоге к главной цели – увеличению капитала капиталиста, будь то чистая прибыль конкретного проекта или увеличение рыночной стоимости (капитализации) бизнеса.

Если увеличения капитала не произошло – значит бизнесмен в достижении бизнес-целей как минимум не преуспел, а как максим - разорился и из бизнес - измерения выпал. Что, кстати, в более высокой, общественной системе координат не всегда идентично жизненному краху.

Может быть, человек пожертвовал бизнесом ради более высоких целей.

Как, например, американский бизнесмен Левит, ценой собственного банкротства запустивший систему массового малоэтажного жилищного строительства в Америке сороковых годов, в результате чего до сих пор пригородные американские поселения называют «левиттаунами» (по одной из версий, по другой – все наоборот).

Или – как российский супермен Ходорковский, швырнувший свою бизнес-империю на алтарь граф-рязановской идеи (известной из рок-оперы «Юнонна и Авось») «закусив удила, свесть Америку и Россию».

Вопрос только в том, в какой позе, с его точки зрения, должна была при этом стоять Россия…

..........................................

Вполне легитимная методология целеполагания, как это часто бывает, обнаруживается буквально на поверхности. И искать-то не приходится.

В России нет ни одного (!) узаконенного стандарта управления деятельностью, в широком смысле этого слова, как таковой, без привязки к конкретной предметной области (строительству, промышленному производству, торговле и т.п.), который регламентировал бы в том числе процесс «целеполагания вообще», как профессиональное действие, приводящее к успеху целеполагателей.

Есть великолепные теоретические наработки гениальных советских ученых, есть бесподобные образцы практически действующих оборонных и некоторых других предприятий, есть вековой опыт духовных откровений, есть переводы Оптнера, Янга, фон Берталанфи, Клира, Деминга, Исикавы и всех прочих основоположников и устоявшихся, и сверхсовременных подходов к управлению.

Но стандарта построения систем управления деятельностью нет ни одного. Кроме переведенных с английского международных стандартов серии ИСО 9000. Возможно, это утверждение происходит от моей недостаточной образованности, но в известных сообществах  специалистов по организационному развитию широкого практического применения другие стандарты (если они и есть) не имеют.

К тому же, в отличии от концептуального моделирования, проблемных ситуаций, проблеморазрешающих и целеустремленных систем и т.п. узкопрофессиональных, малознакомых широкой публике категорий, имеющих отношение к целеполаганию, о «качестве» сегодня осведомлены все, от мала - до велика.  

О том, как это хорошо - пользоваться «качественными» импортными товарами (например, автомобилями из Японии) и как плохо – «некачественными» отечественными, известно даже младенцу.

Но, как это часто с нами в последнее время бывает, к понятию «качество» (как, впрочем, и к прочим заемным понятиям, типа рынка, демократии, свобод и т.п.) мы отнеслись, аналогично мартышке из приснопамятной крыловской басни.

Которая прибор для коррекции зрения (очки), - безуспешно пробовала применить, не представляя себе ни его назначения, ни места приложения и в результате – бросила за ненадобностью.

В какое-то время стало модным иметь «сертификат ИСО» и все бросились его «иметь», в большинстве случаев напяливая его, как та мартышка, на место, противоположное глазам, и удивляясь, «на кой оно вообще», это качество, нужно.

И в общественном сознании понятие «качества» изрядно поблекло, потеряв свою многогранность (многоаспектность) и сохранив один лишь утилитарный смысл – «качественно – значит не ломается».

Однако, при вдумчивом прочтении стандартов серии ISO 9000, описывающих понятийный аппарат и требования к системам менеджмента качества (далее – СМК), понятие «качество», а уже тем более его расширенная интерпретация – «всеобщее качество» приобретают совершенно другое, полифоническое звучание.

..........................................

Особенно же усиливается «полифония» попытке применить концептуальную модель СМК в сфере планирования и удовлетворения потребностей и ожиданий участников «социальной сферы», причем в этом случае в многоголосии «качественных» смыслов явственно выделяются голоса абстракций высшего, идеологического порядка.

Из скромного словосочетания «всеобщее качество» доносятся те самые «забытые мелодии для флейты», которые, тоскуя об идеальном государстве, выводили еще платоновские «айдосы».

Те самые звуки Марсельезы, под которые отлетали головы французских аристократов (а чуть позже – головы французских республиканцев).

Те самые симфонии «для слона с оркестром», которые напевал европейцам бродивший в их головах в девятнадцатом веке марксистский призрак, и которые в веке следующем, двадцатом, величаво, могуче и никем непобедимо подхватили легионы российских бесов.

Те самые марши арийских бестий (музыка Вагнера, слова Заратустры) под которые наводили свой  мрачный орднунг обезумевшие наследники Шиллера и Гете.

Те самые «оранжевые» мотивы на тему «Нас богато, нас не подалато», напетые звездно-полосатыми демонами с демократической ориентацией гарным майданским парубкам и дивчинам.

Те самые рэп-речитативы, пробарабаненные афро-французам арабскими и североафриканскими суккубами и  инкубами под световое сопровождение горящих автомобилей, детских садов и гимназий.

Иными словами - те самые сладкоголосые напевы, которые век от века устами особо одаренных индивидов поют нациям, народам и народностям айдосы, даймоны, призраки, демоны, бесы и прочие обитатели густонаселенного мира абстракций - номоса (внутреннего мира человека, альтернативного внешнему миру, космосу, и так же, как космос, беспредельного, греч.), в надежде заполучить душу и всласть покуражиться.

И когда эти самые призывы к удовлетворению интересов, ожиданий, потребностей и прочих человеческих страстей, звучат применительно к социальной сфере, на деле представляющей из себя пристанище множества сирых, убогих, униженных и оскорбленных, то волей не волей поеживаешься от дуновения «вихрей враждебных».

И сквозь сухие фразы типа «система управления эффективностью бюджетных расходов в социальной сфере» проступают кровавые строчки грозных революционных гимнов, соблазняющие того, «кто был никем» (в нашем случае – нищим учителем, врачом, милиционером, а так же больным, заключенным и прочим обездоленным), перспективами «стать всем». Или получить хоть что-то из номенклатуры «общественных благ».

..........................................

Не верится? Прочтите базовый стандарт ГОСТ Р ИСО 9000:2001 «Системы менеджмента качества. Базовые определения и словарь», пункт 3.4.2., в котором «качество» определяется как «соответствие присущих характеристик продуктов и процессов организации требованиям потребителей».

Непонятно? Прочтите следующий стандарт серии, ГОСТ Р ИСО 9001:2001 «Системы менеджмента качества. Требования». Там под менеджментом «качества» понимается «результативное и эффективное управление удовлетворением текущих и будущих потребностей и ожиданий потребителей продукции (товаров, работ, услуг) организации».

Причем здесь «вихри враждебные»? Правильно – здесь – ни при чем. Просто это единственный стандарт серии ИСО 9000, который Вы сможете прочитать бесплатно. И из которого сможете понять, как в принципе устроен волшебный механизм эволюционного удовлетворения потребностей и ожиданий (правда, пока на примере лишь одной социальной общности – потребителей).

За прочтение остальных стандартов серии лучше не браться, если Вам за это кто-нибудь не заплатит, иначе от несоответствия приложенных усилий полученному результату можно впасть в депрессию.

И только в следующем стандарте серии ГОСТ Р ИСО 9004:2001 «Системы менеджмента качества. Требования к улучшению деятельности», речь, наконец-то  идет уже «про это», в той или иной форме воспеваемое революционерами «всеобщее качество», символизирующее «удовлетворение текущих и будущих потребностей и ожиданий всех заинтересованных сторон в отношении организации в целом».

То есть, в итоге, под личиной «нашенского», родного ГОСТа мы имеем, ни много, ни мало, новое исполнение «древнейшей песни о главном» - об утопии всеобщей удовлетворенности (иными словами – всеобщего  благоденствия).

В переложении на язык ГОСТа – речь идет о методике создания и работы системы всеобщего менеджмента качества, обеспечивающей удовлетворенность всех всем в пределах отдельно взятой, специфически управляемой организации.

..........................................

Правда, нового революционного гимна из этого стандарта, увы, не выйдет.

Во-первых, потому, что он, как и предыдущий стандарт, говорит о механизмах непрерывного эволюционного улучшения организации.

Во-вторых, ни романтики, ни даже сколько-нибудь понятных образов в нем нет и крупинки, таких сухих и нечитабельных текстов нужно еще поискать. И на музыку такое не положишь.

Хотя для просвещенного обществоведа (если сумеет осознать) даже то, что есть, может звучать, как песня.

Ведь речь-то идет – об удовлетворении потребностей и ожиданий:

- потребителей (независимо от цвета их кожи и вероисповедания),

- владельцев/инвесторов организации (независимо от того, опальные они олигархи или еще нет),

- ее работников (пролетариев, без всякого в их адрес заигрывания и классовых преференций),

- государства и общества (независимо от его демократичности или тоталитарности),

- поставщиков и подрядчиков (невзирая на то, офшорные они или зарегистрированы на подставных лиц).

И, заметьте, речь ведь идет об удовлетворении всех этих заинтересованных сторон не только продукцией организации, но и прочими аспектами ее деятельности – процессами, ресурсами и т.п.

Ну есть ли еще более светлая мечта социолога?

Ведь все целевые группы охвачены по всем возможным показателям.

..........................................

Коль скоро поставлен вопрос о принадлежности понятия «всеобщее качество» к числу «всепобеждающих», «господствующих» абстракций, не могу отказать себе в еще одной порции «лоханковщины» - то есть в  разглагольствовании о причинах краха коммунистической утопии и пирровой победы утопии капиталистической (как ни странно, поименованных, как и абстракция «качества», на букву «К» - отсюда и название раздела, кстати).

 

Для такого отступления у меня есть важная причина.

Еще в бытность освоения техники моделирования бизнес-процессов (1999-2000 годы), я озадачился вопросом смыслов деятельности организационного инженера.

И в процессе поиска ответов на некоторые судьбоносные для «модельеров от бизнеса» вопросы, наткнулся на опубликованный в Интернете курс лекций на эту тему, прочитанный первокурсникам (!) ГУ-ВШЭ профессором Института корпоративного предпринимательства, действовавшего в ту пору в структуре ГУ-ВШЭ, Сергеем Борисовичем Чернышевым.

И был настолько потрясен открывшимися в его лекциях перспективами проектирования систем и процедур, что в один момент, поменяв тип карьеры, место жительства и профессию, поступил учиться на организованную им программу «Тысяча предпринимательских кадров» с ее умопомрачительными теориями Генисаретского, Глазычева, Громыко, Павловского, Попова, Щедровицких (ст. и мл.) и etc.

..........................................

Правда, большей части цветущего идейного разнообразия я тогда не познал - сгубила «кессонная болезнь.

Когда ремесленное сознание поднимается с глубин бизнес-деятельности в мир чистой мысли, пузырьки гордости и самолюбования, ранее сдавленные прессом рутинных процессов бизнес-выживания, вдруг расширяются в нем до размеров аэростата.

И каналы движения мыслей и чувств становятся закупоренными гордыней наглухо, вследствие чего утрачивается способность получать и анализировать тонкие материи окружающего тебя социума и мир воспринимается черно-белым, без полутонов.

Со всеми вытекающими последствиями – главное из которых – непоколебимая уверенность в собственной безусловной и во всем правоте.

Словом, многое в программе показалось мне тогда не соответствующим моим черно-белым ожиданиям и я учиться не стал.

Но знакомство с СБЧ сохранил, продолжая считать себя движущимся по указанной им жизненной траектории «смыслопроходца» и «собствоведа» (как он именовал свое собственное «кредо») и многократно перечитывая его книги и прочие публикации.

..........................................

И в какой-то момент я заметил, что в своих поисках иду его путем,  почти след – в след повторяя его движения двадцатилетней давности. Масштаб шагов, конечно, не тот (но ведь и страна не та, да и не всем же быть титанами и отцами), однако, совпадения - неимоверные.

Например в том, что сейчас, рассуждая о «господствующих абстракциях» на букву «К», я фактически повторяю попытку борьбы СБЧ с ветряными мельницами начальственных мировоззрений.

В середине - конце 80-х годов прошлого века СБЧ со товарищи В. Криворотовым и В. Аксеновым создали труд с безумно смелым тогда названием «После коммунизма», позднее вышедший под псевдонимом С. Платонов, в котором пытались  убедить руководство ЦК КПСС  в необходимости пересмотра представлений об управлении развитием страны с догматических на системно-аналитические.

По сути своей, они так же говорили о произошедшей в мире управленческой революции, о выходе менеджерских технологий на уровень способности в управляемом режиме модернизировать общественное устройство и предлагали признать необходимость дополнения коммунистической идеологии (первой абстракции  на букву «К») жизненно важными для страны  элементами  идеологии капиталистической (второй абстракции  на букву «К»).

Причем дополнения, реализованного с помощью передовых в то время методик концептуального проектирования общественного развития и построения соответствующих систем управления развитием.

Тех самых систем, которые спустя почти пятнадцать лет вернулись к нам уже в импортной упаковке уже неоднократно упомянутых стандартов построения систем менеджмента качеством серии ISO 9000.

То есть СБЧ тогда говорил о той же самой третьей абстракции на букву «К» - «всеобщем качестве», только обеспечение «всеобщего  качества» они называли проблеморазрешением (ведь удовлетворение потребностей человека и решение его проблем – есть одно и тоже!), а построение системы менеджмента качества – построением проблеморазрешающей системы.

Тогдашние хозяева страны не дали ни ему, ни ему подобным борцам за управляемую смену «господствующих абстракций» (за «смену вех»), точки опоры. И российскую землю перевернули не они. Наверное, зачумленному коммунистической утопией советскому народу нужно было попробовать на своей шкуре прелести господства еще одной абстракции на букву «К», уже капиталистической, чтобы понять, что руководствоваться только абстракцией, химерой, пусть даже самой современной – это беда.

Нужно было дождаться, чтобы с запада к нам вернулась наша же идея управляемого общественного развития, направленного на гармоничное удовлетворение «потребностей и ожиданий заинтересованных сторон»,  но уже под импортным брендом. Чтобы управленцы получили возможность, наконец, спокойно работать, не попадая в своем Отечестве в число  бессильных что-либо изменить пророков.

..........................................

И вот, «двадцать лет спустя», когда страна находится в противофазе тому, советскому периоду, дождались.

Теперь, согласно закономерностям фазовых переходов, все события и явления получили противоположный знак.

Во-первых, тогда, в эпоху господства абстракции коммунизма, никакие другие абстракции были не нужны.

Национальная идея была озвучена, принята и неукоснительно от съезда к съезду планомерно исполнялась (воплощалась).

Сейчас, без единого странового бренда, идеи, отождествляющей систему ценностей, которой могли бы руководствоваться массы, общественное сознание распадается на страты строителей коммунизма, строителей капитализма, строителей демократии, либерализма и т.п. воплощателей собственных идеалов.

«Мегаидеал», в котором бы примерились владельцы «контрольного пакета» умов, необходим, как воздух.

Во-вторых, о суверенном развитии национальной идеологии, какой она была в советское время, речи сейчас не идет и идти не может – к  счастью или на беду, но мы уже стали частью мирового информационного общества, лишенного всяких границ, посредством которых можно было бы отделить суверенные идеи от несуверенных.

Любая претендующая на лидерство идеология уже не может быть антагонистична иным господствующим в глобальной деревне абстракциям, поскольку эти господствующие абстракции весьма здравы и убедительны.

В-третьих, в отличие от советского периода жуткой востребованности заемных механизмов общественного развития, сегодняшний  механизм реализации общемирового бренда должен быть нашим, собственным.

Иначе мы рискуем потерять свою идентичность, так ее и не сформировав, просто раствориться в паутине информационных, финансовых, знаниевых и иных глобальных сетей.

..........................................

Именно с этих позиций я и попытался дать оценку недостаткам обеих общественных доминант – уже почившей в бозе советской, «коммунистической» и еще живой, но напрасно торжествующей западной «капиталистической», чтобы доказать, что нам предстоит принять на себя бремя идеологии «всеобщего качества», дабы, исследовав ее и взяв на вооружение ее лучшие качества, все-таки пойти дальше.

Правда, по ходу своих размышлений бремя это стал считать гораздо более злом, нежели благом, но об этом – дальше.

 
2.3. Качество, коммунизм и капитализм
 
Носители первой, известной нам с пеленок абстракции «Коммунизма», теоретически установили, что в «отдельно взятой» зоне их властвования в первую очередь будут удовлетворяться пролетарии, причем - удовлетворяться сообразно потребностям этих пролетариев (см. незабвенное «от каждого по способностям, каждому – при построении коммунизма - по потребностям).

На деле, конечно, потребности пролетариата сильно разбавили потребностями диктатуры (номенклатуры) этого пролетариата, и вместо удовлетворения «по потребностям» пролетариат стали удовлетворять по труду (что означало – тоже по потребностям, но минимальным, позволяющим хоть как-то трудиться).

Но общая картина от этого не поменялась.

Поскольку все остальные категории «заинтересованных сторон» остались теоретически и практически неудовлетворенными - даже самим себе, как потребителям продукции трудящихся, коммунисты отказывали в полноценном удовлетворении, смиренно ожидая, когда же у трудящихся прорежется способность производить что-либо качественное, кроме гидроэлектростанций и систем вооружения.

А уж собственникам/инвесторам - кровопийцам, коммунистическая идеология в качестве единственного и безальтернативного средства удовлетворения предназначала и вовсе осиновый кол.

Итогом коммунистического удовлетворения «по трудовым потребностям» сперва стало тотальное уничтожение «нетрудового элемента» и наделение минимальным ресурсом всех оставшихся трудящихся, почти вне зависимости от качества их способностей.

Но потом, в отсутствии капиталистических хищников (владельцев и инвесторов), у советской кормушки-поилки нетрудовой элемент размножился. И, поименовавшись «советской интеллигенцией», явил стране и миру блеющее, хрюкающее и кудахтающее стадо безответственных бездарей, которые, естественным образом, ввиду своей беззубости и бездарности, вчистую проиграли схватку за лидерство с более сильными капиталистическими конкурентами, (еще одна «господствующая абстракция «на букву К»).

И дружно сдались на милость победителям – антагонистам в полной уверенности, что чавкать будет день ото дня слаще, а хрюкать - безнаказаннее.

..........................................

Последователи идеологии капитализма, создав альтернативную (как черное альтернативно белому, или наоборот) коммунистической систему «удовлетворения по способностям», прежде всего озаботились удовлетворением сильнейших индивидуумов, чьи способности побеждали в свободной конкуренции на рынке способностей (компетенций), остальным же предоставив право на милостыню со стороны сильнейших.

Однако, в период разграбления побежденного коммунистического лагеря, способности сильнейших столь интенсивно продвинули реализацию капиталистического идеала, что находившаяся на втором плане раздача милостыни стала в построенном ими миропорядке источником прокорма геометрически растущей массы агрессивных бездарей и лентяев, и приобрела такие масштабы, что фактически мир капитала сплошь покрылся прогрессирующими проплешинами чистейшего коммунизма (афро-американского, афро-французского и т.п.).

Такими же хрюкающими, блеющими и чавкающими.

Так что хоть идея капиталистического «удовлетворения по способностям» в некоторый период и оттопталась на идеале коммунистического «удовлетворения по потребностям», победа эта в историческом масштабе явно выглядит пирровой. Все прямо-таки по Высоцкому – «Билась нечисть грудью в груди и друг друга извела».

Хорошо еще, что «безобразие» с удовлетворением потребностей при этом не прекратилось, хоть вполне могло (ввиду накала борьбы и количества накопленных арсеналов).

..........................................

Подобные рассуждения так и тянут представить коммунистический и капиталистический идеалы как на частные, однобокие формы воплощения абстракции всеобщего качества, разные варианты концепции удовлетворения потребностей «заинтересованных сторон», предлагавшие несколько различные состав и иерархию этих самых заинтересованных сторон а так же различавшиеся по приоритетам и механизмам удовлетворения потребностей.

Но раз уж они оба столь однобоки, почему тогда один победил другой?

Сегодня, из достигнутого нами, наконец, «посткоммунистического далека», можно констатировать, что советский вариант коммунистической абстракции слишком уж размахнулся, вознамерившись удовлетворить потребности пролетариата сразу во всем мире и, что немаловажно, претендуя на организацию удовлетворения потребностей собственных, «внутрисоветских» трудящихся в нерабочее время.

Оба эти фактора сыграли свою роковую роль, став главными причинами поражения советской империи.

Вселенский масштаб претензий коммунистов на приоритет качества жизни пролетариата над качеством жизни прочих заинтересованных сторон породил вселенское же противостояние страны советов с окружающим ее миром торжествующего капитализма.

Поскольку во многих странах правящие элиты в то время не дозрели до готовности в первоочередном порядке удовлетворять потребности и ожидания трудящихся.

Особенно трагично, что в авангарде идейно «незрелых» оказались и наиболее технологически и организационно продвинутые капиталистические общества (которые потом, конечно, дозрели и приняли на вооружение тезис о необходимости учитывать интересы своих трудящихся, но было поздно – коммунистическую Россию они успели возненавидеть лютой ненавистью и приложили неимоверные усилия для ее разрушения).

Претензия советских коммунистов на тотальность удовлетворения собственного пролетариата (не только на работе, в ходе созидательного труда, но и во внерабочее время), привела к тому, что коммунисты полезли «во все щели» и на партсобраниях регулировали вопросы пролетарских потребностей, не имеющих отношения к труду (прежде всего – вопросы религиозные, половые и алкогольные, а так же, впрочем, и все остальные «нетрудовые» пристрастия пролетариата).

Чем немало утомили даже опекаемых пролетариев.

Если в дополнение к этим факторам риска, прибавить тотальное уничтожение зубастой элиты и уже отмеченное повсеместное засилье хрюканья и чавканья, получается, что шансов на выживание советского воплощения коммунистической доктрины не было – и под тяжестью внешней ненависти и внутренней утомленности коммунистический вариант однобокого представления о всеобщем качестве рухнул.

..........................................

Победоносный же капитализм, в период холодной войны востребованный как боеспособная альтернатива демону коммунизма, с крахом своего врага закономерно оказался на грани полного фиаско.

Ибо, повергнув своего визави и лишившись сверкающих доспехов борца с красной чумой, капитализм он остался – в чем мама родила…

А родила она его с весьма неприличными анатомическими особенностями - все вдруг до гадливости отчетливо разглядели, что капиталистические «прогрессоры» гарантированно обеспечивают прогресс только себе самим.

А остальные страны откровенно разводят, разжигая на их территории «борьбу за свободу, демократию и рыночную экономику», результатом которой является изъятие национальных ресурсов в обмен на сомнительную принадлежность к «демократизированному человечеству». То есть – «дурят нашего брата».

А кто же любит, когда его дурят?

К тому же, изъятые капиталистами в ходе демократических преобразований ресурсы, в метрополиях непроизводительно проедаются, поскольку с учетом засилья «афро-коммунизма» и падения рождаемости в странах «победившего капитализма» воплощение идеала всеобщего качества как-то не наблюдается.

Не в коня, выходит, корм.

В итоге внешнее окружение капиталистических стран начинает их ненавидеть не менее люто, чем ранее капиталистические страны ненавидели коммунистов.

А внутри капиталистических стран – перекормленные незаслуженным удовлетворением потребностей (за счет грабежа внешних «лопухов») афро-бездельники медленно завоевывают жизненное пространство и устраивают в нем афро-коммунистические оазисы.

..........................................

Кстати, о столь любимых капиталистами «демократии, рыночности, свободах и правах человека».

Если ставить целью «всеобщее удовлетворение потребностей» (т.е. – «всеобщее качество»), то «демократия», в сущности, отличается от диктатуры лишь степенью публичности процессов измерения градуса удовлетворенности населения (выборами).

На деле бал правят, как и всегда правили, элиты, применяя старые, как мир, инструменты (хлеб, золото, наган, зрелища).

«Рыночная конкуренция» в этом ключе – лишь способ отбраковки производителей, не способных удовлетворить своего клиента.

«Свободы» и «права человека» – лишь способ выявления интересов и потребительских предпочтений каждого, даже самого малого сообщества.

То есть, ни о какой самодостаточной роли этих понятий речи не идет и идти не может, все они – лишь базовые аргументы формулы удовлетворения потребностей как можно более широкого круга граждан. Они лишь обеспечивают условия для стабильного общественно-экономического развития.

Но само это развитие осуществляется по отдельной формуле и старыми как мир способами - силой, умом, хитростью и т.п., как правило, на территории, куда вывозятся ресурсы «развивающихся» стран.

..........................................

Если в течение последнего десятилетия прогрессивное человечество догрызало останки погибшего коммунистического лагеря, а потому не стремилось усомнить тезис о торжестве победившей коммунизм «капиталистической свободной рыночной демократии», то к текущему моменту обглоданы последние коммунистические косточки, и вместе с ними исчезли иллюзии в способности капиталистической идеи обеспечить действительно всеобщее удовлетворение потребностей.

Всем «некапиталистам» стало ясным, как Божий день, что «нашего брата» просто-напросто разводят. А поскольку свято место общественного идеала пусто не бывает, на божничку поползли ортодоксальные концепции удовлетворения потребностей «по конфессиональной принадлежности».

Наиболее агрессивную из них, изложенную в Коране, и коммунисты, и капиталисты уже несколько десятилетий как изучают в формате Камасутры («шахидский вариант» продвижения Корана в общественное сознание «цивилизованных обществ» иначе, чем изнасилованием в извращенной форме и не назовешь).

Если излагать тенденцию в стиле «Отец Онуфрий обозревал окрестности Онежского озера…»)) то «К»-возможностей богатого и могучего русского языка хватит, чтобы отметить не только Коран и Камасутру, но и как в стиле кунг-фу движется «в цивилизованные массы» Конфуций, с колокольчиковым звоном пританцовывает Кришна, крадется по закоулкам общественного сознания Кабалла.

..........................................

Возвращаясь к основному предмету, трудно не согласиться с Бердяевым – по всем признакам, грядет, а местами уже настало очередное «новое средневековье».

Время, когда прежние рациональные конструкции на тему «камо грядеши» в очередной раз дискредитированы и отвергнуты, новые – еще не выработаны, а посему нуждающиеся в пути, истине и жизни люди находят себе успокоение в испытанных временем вечных религиозных истинах.

Но поскольку при уже стожившейся культуре проектирования управляемого общественного развития одних только канонических истин недостаточно, корпорации управленцев приходится изворачиваться и формировать новые рационально объяснимые «господствующие абстракции».

Как минимум для того, чтобы на их базе получать подряды на реинжиниринг сложившихся систем управления общественным развитием.

Светлый, еще не опошленный воплощением идеал «наилучшего, наисправедливейшего» и т.п. способа «удовлетворения потребностей», при котором все будут, наконец-то, «раз и навсегда» осчастливлены, будет востребован вечно.

Всем жаждущим осуществлять управляемое общественное развитие (организационным проектировщикам) он необходим, прежде всего, потому, что без господствующей абстракции, как общего знаменателя, концептуальная модель любой организации теряет целостность (системность), распадаясь на несвязные понятийные пространства, в каждом из которых, как говорил В.И. Ленин, при решении частного вопроса наталкиваешься на нерешенную общность.

Что далее влечет за собой полный хаос в сфере функционала и, в итоге – противоречивость и нежизнеспособность модели.

Так что для управленцев, в поте лица зарабатывающих свой хлеб планированием и реализацией моделей «лучшего будущего» было бы просто смертельным не придумать себе новой цацки.

 

2.4. Всеобщее качество - от слов - к действию
 
Из предыдущих рассуждений я сделал однозначный вывод - концепция всеобщего качества – недостающее звено между идеологией и технологией управления общественным развитием!

Вряд ли в ряду «господствующих абстракций» смогла бы появиться более удобная замена коммунистической и капиталистической идеям, нежели идеология всеобщего качества (далее, отдавая дань ее «заграничному» происхождению, иногда станем именовать ее TQM - Total Quality Management – всеобщий менеджмент качества).

Во-первых, TQM, провозгласил грядущее торжество удовлетворенности не только коммунистов (работников), капиталистов (владельцев и инвесторов) - «электората» первых двух соответствующих «идеологий на букву К», но и прочих неохваченных предшественниками заинтересованных сторон, пообещав:

- кесарево – кесарям (менеджменту),

- бизнесовое - бизнесменам (поставщикам и подрядчикам),

- ацедефильное – ацедефилам (потребителям).

- За что и получил гордое звание «третьей идеологии на букву К» - или К3).

Во-вторых, TQM вполне укоренен и в «новом средневековье», поскольку он является очередной проекцией христианской, «горней» идеи в «дольний» мир бизнеса и власти.

И в Политике качества, ключевом документе (манифесте), провозглашающем базовые ценности организации, вставшей на путь TQM, логичнее всего было бы написать лишь два пункта – «Возлюби ближнего своего, независимо от его классовой принадлежности» и «Ибо какою мерою меряете свои заинтересованные стороны, тою же отмеряется и вам».

В третьих, TQM в наибольшей из всех «идеологий на букву К» степени методологичен (и даже, местами, информационно-технологичен), правильней сказать – он в первую очередь является «управленческой» методологией (опирающейся на соответствующие информационные технологии), которая ввиду своей всеобщей применимости приобретает «идеальные» свойства и стяжает лавры «господствующей абстракции». TQM «просачивается» в пространство идей через сугубо формальную логику.

Его алгоритм прост, как «колумбово яйцо» – выявляйте потребности и ожидания заинтересованных сторон, преобразуйте их в требования к продукции и процессам организации, проектируйте и разрабатывайте соответствующие требованиям продукты и процессы, выполняйте их, измеряйте фактическую удовлетворенность потребностей и ожиданий, устраняйте несоответствия требованиям и непрерывно все улучшайте.

И ключик от Кампанелловского «Города солнца» рано или поздно материализуется у вас в кармане.

 

3.КТО ВИНОВАТ
 
 
3.1. Список Шиллера - любовь и голод
 
Однако, у победоносного шествия идеи о «всеобщем качестве» есть и естественные ограничители.

Причем терминологическая новизна стандарта и сложность предлагаемых им процедур, видимые неофитами, еще не самое страшное (что, физика ядра или кибернетика, проще, что ли?).

По настоящему ограничивают победоносное шествие TQM два «краеугольных камня» мироздания, значимость которых наиболее точно характеризовал еще Фридрих Шиллер (стихотворение "Философы", перевод с немецкого Л.В. Гинзбурга), провозгласив, что «любовь и голод правят миром».

..........................................

В самом общем математическом изложении взаимосвязь понятия «Качество» с элементами «списка Шиллера» выглядит следующим образом: [Качество] = f([Любовь]/[Голод]).

Во-первых, это сколько же надо иметь любви к ближнему, а вкупе с любовью, и прочих производных от нее христианских добродетелей – смирения, терпения, самопожертвования, дабы кроме потребностей и интересов себя–любимого обращать внимание на всякие там разные заинтересованные стороны.

Хорошо, если нуждающаяся в твоем внимании сторона является «потребителем» твоей продукции. Его, хоть и трудно полюбить, но возможно – он ведь деньги платит (отсюда, кстати, поветрие «сертификации ИСО» - повальная скупка сертификатов предприятиями, ориентированными на рыночного потребителя).

А если сторона – собственник–кровопивец, который вчера еще был, как и ты, советским голодранцем, но, в отличие от тебя, сумел-таки поймать за хвост птицу счастья?

А если она (сторона) – родное государство, сплошь и рядом тебя без взяток не замечающее, а часто – совершенно безвозмездно, т.е. даром обижающее?

А поставщиков-то и подрядчиков с какого перепугу любить – ведь разгильдяй на разгильдяе, а то и жулик на жулике – подводят регулярно, а при первой возможности – «тупо кидают»?

Ну, допустим, как-то мы эту проблему решили, особо злобные и классово непримиримые противники «всеобщего качества» и ненавистники «заинтересованных сторон» захлебнулись желчью, все остальные исполнились святости, любят всех разом и каждого в отдельности и готовы отдать ближнему последнюю рубаху, подставить любую щеку и т.п.

Но возникает второй вопрос – ресурсный (по шиллеровски – «голод»).

Отдать последнюю рубаху можно только один раз и только одной заинтересованной стороне.

А остальным сторонам чего отдавать? Икроножные мышцы, как сказочный Иванушка – сказочной же птице Симург (кажется так ее звали)?

Получается, что TQM не внедрить без ресурсного изобилия, при котором каждой заинтересованной стороне будет предложена своя рубашка, и стремящемуся воплотить идеалы «всеобщего качества» Иванушке не придется драть с себя семь шкур.

..........................................

Кстати, о методах обеспечения ресурсного изобилия.

Отдавая дань культурному влиянию авраамической религиозной традиции как на капиталистов, так и на коммунистов, стоит отметить, что обе идеократии преодолевали ресурсный голод единообразно.

Как по-ветхобиблейски – через «труд в поте лица своего» и «собирание манны небесной» (того, что Бог послал в виде даров природы и полезных ископаемых), так и более продвинуто, по новозавтному - через «преломление хлебов» (получением большого количества хлебо- и морепродуктов из малого числа хлебов и рыб чудесным образом).

В ветхозаветной традиции обе конфессии преуспевали почти в равной степени, но в новозаветной сфере «преломления хлебов» капиталисты преуспели феноменально, вплотную приблизились к евангельскому формату.

И, по крайней мере, в масштабах, они давно превзошли Господа – они преломляют еще не выпеченные хлеба (а часто - и не посланную еще Небом манну) для всего мира, да так, что им самим в качестве эмиссионного дохода, процентов и комиссии достается добрая их половина.

Шустрящие по миру с идеями рынка, свободы и демократии адепты Мамоны меняют наличествующую у «демократизируемых» манну (нефть, металлы, мозги) на изображенный на зеленой бумажке символ демократической веры.

Он же - опцион на получение в будущем демократичной порции хлеба, свободных (либеральных) зрелищ и прочих демократических чудес.

Вера в такие опционы сегодня близка к религиозной, поскольку ритуал «охмурения» паствы и вправду чудесен. Из него исключена практически любая материя, даже стеклянные бусы колониальной эпохи и те отброшены, ресурс меняется на чистую идею, все чаще – в цифровой, безбумажной форме виртуальных денег.

Что тебя обманывают, в принципе, понятно, но в каком из наперстков скрылись твои золотые, в мельтешении банкующих (биржующих) рук не определить – вчера мелькнули в акциях, но тут же сгинули в деривативах, вроде секунду назад были в долларах, глядь, а уже блестят в казначейских обязательствах, фьючерсах, облигациях и далее, далее, далее….

А для тех, кто пытается с этим разобраться, есть масса экономических теорий, в том числе – отмеченных Нобелевскими премиями, после знакомства с которыми становится «абсолютно ясно», что на самом деле никто никого не обманывает, просто за все нужно платить, а особенно – за использование интеллектуалоемких финансовых, информационных, правовых, организационных и прочих глобальных инфраструктур движения «зеленых опционов на получение в будущем демократичной порции хлеба, свободных (либеральных) зрелищ и прочих демократических чудес».

Не хочешь – ищи альтернативу (которой в глобальном масштабе нет и создать которую не позволят владельцы сегодняшних глобальных сетей).

Коммунисты с ресурсами в итоге прогорели, поскольку в решении подобного рада задачи были не столь элегантны, а скорее даже и топорны. В результате чего контролируемая ими территория обмена требовала ограждения колючей проволокой, иначе меняющиеся так и норовили просочится в «зеленую зону» – там обещанная опционом пайка была разнообразнее, зрелища – не такими скучными, чудеса – не такими далекими.

Хотя методика была в принципе та же.

Только символ веры (советский опцион на хлеб, зрелища и будущие коммунистические чудеса), на который меняли трудовой ресурс трудящихся (больше у них менять было нечего), был изображен не только на зеленой бумаге (пятидесятка или сотка, забыл уже), но еще на желтой (рупь) и красной (червонец)…

Может просто цветов было слишком много?

 

3.2. Две разновидности любвеобильности

Цинично, конечно, так низводить Божий дар до уровня яичницы, но если рассмотреть взаимовлияние любви и голода («списка Шиллера») в динамике, вырисовывается следующая картина.

Рассуждая о любви к ближнему, как главном аргументе формулы всеобщего качества, приходится признать, что, способность самозабвенно заботиться о потребностях и ожиданиях ближнего («любвеобильности» человека) ограничена «естественно-психологическими» причинами.

При самой глубокой «близости ближнего» (когда человек по какой-либо причине «свой» – он родной, друг, кумир и т.п.), стремление позаботиться о ближнем максимально, вплоть до самоотверженности и самопожертвования.

Если же образ ближнего далек от сердца и ни с чем «своим» не ассоциируется (как, например, для сибиряка - негр в Африке), то и степень беспокойства о его потребностях невелика.

Эволюционный процесс формирования построенных на любви сообществ в этой связи можно уподобить росту кристаллов, последовательно вбирающих «родные» молекулы в свою кристаллическую решетку.

Социальные кристаллы-сообщества встраивают в свою структуру сперва – самых близких к лидерам людей (братьев по крови), затем, если любвеобильность на этом не иссякает - более широко – близких по ценностям (интересам), в конце концов – близких по профессии и т.д.

На периферии «любвеобильные» сообщества обрастают просто непротивными людьми и далее – всякими прочими, включая вышеупомянутых негров.

Часто слипание людей в «любвеобильные» сообщества происходит «революционно» - вследствие какого-либо внешнего давления, по принципу – «стерпится-слюбится» (например, появление общего врага или извне поставленная «большая волосатая цель», за недостижение которой страдать придется всем вместе).

Однако, ни эволюционный, ни, тем более, революционный рост «любвеобильных» сообществ не может быть бесконечным.

Ибо, в соответствии упомянутым выше двуединым «списком Шиллера», естественным ограничителем любви к ближнему является голод. Процесс роста всех без исключения «любвеобильных» сообществ рано или поздно (точнее – регулярно) ограничивается недостатком ресурса, необходимого для удовлетворения хотя бы физиологических потребностей.

И при сокращении «кормовой базы» в кругу «любимых» неизбежно остаются только «самые-самые» близкие, окружающие же переходят в разряд конкурентов, в худшем – врагов.

Вот тут-то, в принципах и механизмах конкурентной борьбы за ресурс, которым сообщества «питаются», и проявляется «тип любвеобильности» сообщества, который и определяет его дальнейшие эволюционные перспективы.

..........................................

Сообщества первого типа, назовем их «любвеобильные злокачественно» готовы ради любви к ближнему, не комплексуя, творить зло дальним. При появлении конкурента они склонны считать его только врагом, потребностям и ожиданиям нужно всячески противодействовать, вплоть до полного уничтожения врага.

Сообщества второго типа, условно именуемые «фатально любвеобильными» самой судьбой, фатумом, обречены решать проблемы конкуренции исключительно полюбовно, часто - ввиду слабости, но чаще – из соображений высшего, духовного порядка.

При этом, даже если таким сообществам и приходится кого-либо колошматить, делают они это не по своей воле, а от безысходности.

Такие сообщества в вопросах конкурентной борьбы ведут себя по-детски наивно и готовы распространять на конкурента за ресурс принцип «заботы об удовлетворении потребностей и ожиданий».

И любить его, как себя самого до тех пор, пока тот, распалившись, не решит, что с «этими придурками», не осознающими своего богатства и не берегущими своего добра, можно делать все, что хочется и не перейдет от стрижки и дойки к сдиранию шкуры и выгрызанию печени.

У каждого из названных «вариантов любвеобильности» исторический набор потерь и достижений, естественно, различен.

Однако, как это не парадоксально выглядит, но и ретроспектива, и будущее сообществ, «любвеобильных злокачественно», весьма печальны.

Поскольку исповедание ими двух различных принципов (внутри сообщества – забота о ближнем – вовне, к конкурентам сообщества – ненависть и война) неизбежно приводило, приводит и будет приводить их к трагическим исходам. Иногда – поражениям в войне внешними врагами.

Но гораздо чаще – к самораспаду ввиду двойственности представлений о добре и зле.

Ибо, поскольку грань между внешним и внутренним достаточно условна, ненависть к внешним врагам, как принцип, как чувство, а так же навыки сдирания шкур и выедания печени, проникают рано или поздно внутрь сообщества и в нем медленно, но верно вызревает в яблоко раздора.

И прежде однородное сообщество любящих друг друга ближних начинает расслаиваться на «все еще любящих», «пока еще любящих», «уже не любящих», «еще не ненавидящих» и так до самого крайнего слоя – «ненавидящих отчаянно».

И как не ретушируй эти социальные гнойники толерантностью и политкорректностью, исходящая из них злоба и ненависть рано или поздно разрывает сообщество на части.

И очередной Рим рушится под пятой очередных взрощенных им варваров.

..........................................

А «фатально любвеобильные» сообщества, корчась от холода, голода и прочего дефицита ресурсов, век от века «перелюбливают» всех и всяческих внутренних и внешних агрессоров.

И все так же по-варварски неуклюже ползут дальше в такое же тяжелое, требующее самоограничения и самопожертвования будущее.

 

3.3. О любви в мирах труда и капитала 

У торжествующего сегодня капитализма, как мирового, так и вполне себе российского, с балансом любви и ненависти явно не ладится.

Даже со всеми «либерально-правовыми» примочками (типа толерантности, мультикультурализма и политкорректности) уровень классовой, межнациональной и иной ненависти в зоне господства капиталистической абстракции зашкаливает.

При этом, поскольку процессы глобализации вывели конкуренцию за ресурсы далеко за пределы правового и культурного регулирования, сложившегося в политкорректных и мультикультурных оазисах победившего капитализма, ресурсные войны день ото дня множатся и все отчетливей приобретают характер вселенского мора.

По сути, единственной сегодня преградой, ограничивающей алчность адептов Маммоны (неоконсерваторов, либералов и прочих демократизаторов), убивающих и грабящих в глобальном масштабе, становится идея неприемлемого термоядерного ущерба.

Но надолго ли?

..........................................

Почивший коммунистический идеал в этом случае тоже был далек от господства любви, поскольку от рождения согрешил идеей классовой ненависти, присвоив статус легитимно нелюбимых всем, кто на момент победы доктрины был обладателем неправедно нажитого состояния или таковым сочувствовал.

И в ходе своего царствования на одной шестой части суши коммунисты так самозабвенно во имя торжества любви к униженным и оскорбленным колотили своих и чужих, что, и чужие, и свои до дрожи в коленях боялись и страстно ненавидели.

В итоге, конечно, образумились и очеловечились, но перепуганные в те лихие времена соседи до сих пор боятся и ненавидят, хоть говорят об этом уже потише.

В сегодняшней, все никак не «перестраивающейся» России обе великие идеологии так перемешались, что никак не удается понять:

- толи бандитские коммуны, маскируя свою коммунистическую сущность идеей первоначального накопления капитала, борются за светлые идеалы классового равенства и социальной справедливости.

- толи передовые отряды победившего капитализма огнем и мечом проповедуют идеалы свободного рынка и частной собственности.

В терминах Чуковского - «толь Лелешенька Тотошеньку тузит, толь Тотошенька Лелешеньку разит».

Однако кое-где дым сражений стал понемногу рассеиваться и можно вполне отчетливо констатировать, что обе враждующие идеологии оказались в России маргинальными.

Три процента богатых и еще столько же сочувствующих, с одной, капиталистической стороны баррикад, примерно столько же – пенсионеры и идейные карьеристы, с другой, коммунистической стороны.

Остальным же девяти десятым на обе стороны откровенно плевать, ибо по горькому практическому опыту все понимают, что если останутся белые – ограбят, если придут красные – сперва - тоже ограбят, затем - прокараулят.

И бедному мужику от этого печального дуализма податься пока что некуда.

Начиная писать этот текст, я был вполне себе уверен, что, обличив противоречия коммунистической и капиталистической абстракций, покуролесивших на «необъятных просторах нашей великой Родины» последние 90 лет (70 лет – К1-коммунизм, 20 лет – К2 - капитализм), смогу показать, как хорош на их фоне третий идеал К3 – то самое всеобщее Качество.

И как, следуя этому новому идеалу, мы выйдем из всех наших материальных и идейных тупиков и рванем по экспоненте к чистому, светлому и т.д. лучезарному будущему.

И что именно через прочувствование на своей шкуре тягот и лишний первых двух «идеологий на букву К» спираль общественного развития ведет именно нас к неизвестной доселе разумной, доброй, вечной национальной идее «всемирного качества».

Короче, очень хотелось провозгласить: «Total Quality Management uber alles».

..........................................

Но хороша оказалась Маша, да только не наша.

Слишком уж фонит от К3-ТQM «злокачественной любвеобильностью».

Ну не будет «всем всего» - всеобщего рая на земле, как ни гармонизируй потребности и ожидания сколь широкого круга заинтересованных сторон.

А те оазисы, что удастся создать, в России уже есть.

Эталонный, самый «всеобщекачественный» из них называется госкапитализм.

Там гармонично слились в потребительском экстазе все со всеми.

- Довольны и жирненькие газпромовские, сбербанковские, роснановские и олимпстроевские пролетарии.

- Рады не нарадуются легально, через жен, деток, внучек и жучек удовлетворенные чиновники.

- Сытенько икают бюргеры-потребители и инвесторы-акционеры.

- От налогов ломятся правильные места общественных закромов.

И если бы под знаменами всеобщего качества цвел и благоухал только госкапитализм!

Так нет же – рядом олигархические гармонии, чуть ниже – нацмэнские (феодальные), еще ниже – силовые, в самом низу, но тоже вполне жирненько и гламурненько, - бандитские.

И в пределах каждой такой отдельно взятой корпорации все абсолютно шоколадно.

А что не шоколадно – усиленно в данный момент шоколадится.

Но почему-то смотрится все это, как раковая опухоль, пугающе.

..........................................

Раз уж речь пошла о присвоении чему-либо ярлыка «национальная идея», не хочется противоречить столетней давности формуле Владимира Соловьева: «Идея России не то, что мы думаем о ней во времени, а то, что Бог думает о ней в вечности».

А вот судя потому, что Бог думал о России предыдущую тысячу лет, если он снова о ней задумается, идеей всеобщего качества эта мысль будет в последнюю очередь.

И скучно нам точно не будет.

Поскольку «злокачественно любвеобильной» Россия не была в своей истории никогда прежде, есть отчетливое ощущение, что капиталистический и всеобщекачественный (общаковский) кульбит вот-вот завершится.

Потому, что наш многонациональный бульон только начни делить на своих и чужих – чужими станут все и всем.

И Россия, как плавильный котел взорвется.

А вот если она не кончится, что, на мой взгляд, гораздо более вероятно, присущая русским генетически «фатальная любвеобильность» наглядно, грубо и зримо восторжествует.

Мало, конечно, никому ни в России, ни вовне не покажется.

В текущий же момент чувствуется, что Божественная ставка «национальной идеи» наготове, и она очевидным образом связана с демонстрацией себе и миру новой версии «фатальной любвеобильности» (в альтернативу торжествующей ныне «любвеобильности злокачественной»).

..........................................

В чем очевидность такой связи?

Да в том, что двадцатилетнее усилия «глобальных кочевников» выдать злокачественное стремление всех вокруг «оттдоминировать» за заботу о «всеобщем благе» (демократии, свободе, прогрессе) подвело мир к точке, за которой люди вот-вот поверят, что в мире правят исключительно ложь, цинизм и гордыня.

И что эти правители всесильны и вечны.

Что состояться можно только вследствие принадлежности к сверхчеловекам из сверхцивилизации (вар. правильно пристроившись в правильном месте). Что смирение, терпение, сострадание, и уж тем более – самоотвержение и самопожертвование во имя идеального – глупо и нерационально.

А ведь такой «безыдеальный» мир - богооставлен.

И вернуться Бог может только через явление народам примера успеха иного типа, достигнутого самоотверженной заботой о ближнем, терпением, смирением и немножко – чудом.

И кроме России, обладающей тысячелетним выстраданным опытом и колоссальными ресурсами, продемонстрировать такой успех практически некому.

И не продемонстрировать именно такого успеха – для России смертельно.

Соперничать в ограблении всех и вся с кочевниками мы не в состоянии – не умеем и не хотим.

И отказаться от соперничества - тоже не можем – кто же нас оставит в покое с таким богатством.

А уж проиграть в соперничестве не можем и вовсе – слишком бескомпромиссны враги – вожделенное ими расчленение и окончательное устранение нас, как тыкающей в глаза альтернативы человеческого общежития, грозит нам такими бедами, что лучше помереть в бою, чем жить проигравшими.

В общем, ни нам, ни Богу (прости, Господи) деваться нынче просто некуда. Только вместе побеждать. Или вместе погибать.

..........................................

Правда, с точки зрения методики реализации Божественного замысла брошенная в нашу сторону монета «стоит на ребре».

Подтолкнет ее Господь в добрую сторону – во главу угла мирно станут мудрые созидатели. Которые и явят миру идею «фатальной любвеобильности» в ее очередной российской, кривой, но великой и могучей интерпретации.

И как увидит эту российскую любвеобильность окружающий мир, и как побежит ей навстречу, и как полюбит ее в ответ…

Отвернется Бог на минутку – в авангард очистительного процесса на какое-то время вырвутся граждане, отчаявшиеся от безденежья и безысходности.

И новые российские Павки Корчагины радостно отринут терпение и смирение, привычно плюнут на свои и чужие потребности и ожидания… И как явят себе и миру российский вариант отмщения за жгущий их позор, за бесцельно прожитые годы, за подленькое и мелочное прошлое...

Но при этом, пусть и бессмысленно и беспощадно, но пролитой кровью искупят свои грехи, очистив себя и нас от наслоения злокачественности.

А после очищения - к-а-а-а-к забурлят в нас силы мудрого создания…

 

4. ЧТО ДЕЛАТЬ.

 

4.1. Что сделано

Сводить рассуждения о любвеобильности, добре и зле до уровня организационного плана («делай раз, делай два») как-то неуютно.

Это напоминает низведение природного процесса деторождения (со всеми его шекспировкими страстями и микеланджелевскими выпуклостями) до уровня зачатия в пробирке.

Однако, наблюдая повсеместное торжество «злокачественной любвеобильности» и тотальной деградации «большой и чистой любви», поневоле задумываешься – а не заняться ли «этим» хоть с пробиркой…

Итак, что сделано (для торжества идеии всеобщего качества, разумеется).

..........................................

Нелепо было бы предположить, что идеология «всеобщего качества» («третье слово на букву К» - К3) есть что-то ненужное и чужеродное миру.

Напротив, именно потому, что К3 плоть от плоти мира сего, сей мир глобально и тотально опутан сетями сообществ, правоверно исповедующих ее догматы.

Глубже всего идеал «всеобщего качества» угнездился в глобальных корпорациях, трудящихся над созданием высокотехнологичной продукции, ориентированных в пределах своих рынков на удовлетворение всех и всяческих, текущих и будущих классовых и национальных и прочих, прочих потребностей и ожиданий.

И простым людям-потребителям они служат, и за интересы капиталистов-инвесторов радеют, и о мотивации пролетариата-персонала пекутся, и налоги государям демократическим платят, и откаты государям недемократическим откатывают, и благотворительные программы обществу финансируют.

Полное соответствие высокому идеалу К3.

Собственно и само понятие Total Quality Management родилось и усилиями Деминга и Ко обросло плотью стандартов ИСО серии 9000 в глобальных корпорациях.

..........................................

Даже, как уже упоминалось, в родном Отечестве таковые корпорации сформированы и вполне себе успешно опутывают своими нефте-газовыми- нано- и прочими трубами как наше, так и сопредельные государства.

Но совершенно не хочется объявлять в тысяча пятисотый раз что всемирная К3-кратия есть конец (венец, пипец) истории и что она рано или поздно неумолимо и победоносно восторжествует на планете, достучится до каждого неохваченного пока сердца, каждого примет в свои разумно, по-доброму и навечно устроенные транснациональные сети, всех со всеми примирит, всех излечит, исцелит... и бла-бла-бла - да здравствует глобализм, как повсеместная демократия плюс интернетизация всей планеты (см. В.И. Ленин «Социализм – есть советская власть плюс электрификация всей страны»).

Поскольку, блин, есть нюансы.

 

 4.2. Что делается

Пресловутая борьба за ресурс привела-таки к вожделенным позитивным последствиям – эффективность глобальных производств поднялась до таких высот, что часть ресурсов – человеческая, стала лишней. Вкалывают роботы и китайцы.

Но счастлив ли человек, не востребованный прогрессивными формами производства и потребления?

..........................................

Ведь до чего дошло - глобальные сети перестали пользоваться подавляющей частью населения своих государств – прародителей.

Америка и Европа переполнены лишними людьми, в принципе ненужными ласковым, разумным, добрым и вечным К3 – сетям иначе, чем в форме потребителей.

А деньги на потребление им, безработным, брать откуда?

Пока, конечно, изворачиваются, в долг берут, перекредитуются, банкротятся, снова одалживают. Но долго ли это продлится?

..........................................

Но еще страшнее другое.

В своей заботе о всеобщей удовлетворенности современные корпорации так продвинули технологии производства, что человечество получило практически ничем не ограниченный потенциал влияния на окружающий мир, включая, естественно, и себя самое.

И на что же оно это всемогущество направило?

На интенсификацию чавканья, да и только.

А вот страсти и пороки человека идеология К3 не просто оставила за скобками – она их вынесла практически на божничку, ибо была (есть и будет есть))) ориентирована на удовлетворение ЛЮБЫХ потребностей и ожиданий (страстей).

За деньги.

В итоге сегодня, в промышленных масштабах, эффективно, с уплатой налогов и благотворительных взносов глобальные сети вполне себе удовлетворяют потребности и ожидания всех без разбора, включая убийц, грабителей, наркоторговцев, извращенцев всех мастей.

И чем более человек злобен и вороват, тем больше ресурса он может отгрести в свою сторону, а, следовательно, тем более он продвинут в К3-иерархии.

Ведь он может направить на потребление продукции современных высокотехнологичных К3-сетей гораздо больше денег, нежели какой-либо совестливый лошара.

И человечество все более напоминает стадо озлобленных обезьян, все интенсивнее колошматящих друг друга все больнее высокотехнологичными дубинами.

Как ради вожделенного банана, так и просто, из тяги к эффектным зрелищам.

А местами дубины уже в безобезьянном (беспилотном) режиме колошматят все, что шевелится в поле их много-мега-пиксельного зрения.

..........................................

В итоге вполне очевидно, что даже самая совершенная и вполне еще жизнеспособная идеология всеобщего качества, основанная на удовлетворении потребностей и ожиданий любого и всякого человека индивидуального, ведет генеральную совокупность человеков - человечество в тот же тупик, куда доселе их вели два великих идеала удовлетворения человека классового (коммунизм и капитализм).

Причем ведет она человечество в тупик экспоненциально более высокими темпами (вприпрыжку, без одышки и с улыбкой на лице).

И ничего с этим не поделать - от удовлетворения человеческих потребностей и ожиданий никуда не деться.

..........................................

Однако, какой бы всемогущей не была К3-идеология в сфере производства и потребления, она не может подменить собой все прочие ценности и идеалы общественного развития.

И для человечества в целом, спасительным является тот факт, что в глобальные сети всеобщего качества ВСЕ не попадут.

Просто глобальная удача, что в К3--исты (всеобщекачисты, общечеловеки, глобалисты и т.п.) по классовым соображениям не входит и никогда не войдет добрая половина жителей государств «золотого миллиарда», не говоря уже о прочих, «незолотых» шести миллиардах лишенцев.

Потому что те, «кто входит» в сети К3, видя кардинальное различие своего благосостояния и «их» нищеты, все более и более безумеют - заражаются бациллой исключительности и на полном серьезе начинают думать, а как бы «их», раздражающих своей бедностью и прожорливостью, подсократить.

Раз эдак в несколько (вар. - в несколько десятков раз).

Чтобы не мешали «нам» пожинать заслуженные плоды своей исключительности.

А, учитывая высокую нано-, био- и прочую технологичность находящейся в их руках дубины, всемирную опасность такого рода умонастроений нельзя недооценивать.

 

4.3. Что предстоит

Раз уж даже суперпродвинутая и мегаэффективная идеология всеобщего удовлетворения потребностей человека ведет человечество в тупик, «неидеологизированному общественному сознанию» ничего не остается, как задуматься об ОГРАНИЧЕНИИ ПОТРЕБНОСТЕЙ как таковых.

И если не моделировать выход из этого тупика в злокачественных категориях «сверхчеловек-недочеловек», приходится, как ни крути, описывать решение проблемы в "перпендикулярных" категориях «плотское-духовное».

Т.е. думать так или иначе, придется о том, как ограничить безудержное потребление и перенаправить высвободившуюся энергию стремлений в пространство духовных свершений, возвышающих человека от состояния человека потребляющего (чавкающего) до уровня человека самоотверженного (любвеобильного).

..........................................

Конечно, в этой области все очень и очень проблематично - тысячи (миллионы?) лет такие попытки идут одна за другой.

И чем более благими они являются, тем к более печальным результатам приводят.

Посему о благости нужно говорить в последнюю очередь, честно признавая, что главными инструментами, позволяющими остановить животное начало в человеке, являются загон и палка. Сиречь ограничение человеческой свободы в части совсем уж откровенного чавканья.

Начиная с запрета самых вопиющих ситуаций пожирания себе подобных и постепенно продвигаясь к запрету ситуаций менее вопиющих - оскотинивания себе подобных, обирания себе подобных и т.п..

..........................................

Но, как это ни парадоксально звучит, для россиян в такой постановке вопроса содержится очень радостная весть.

А именно – тот загон, в который нас загнали и та ментальная дубина, которой отколошматили нас наши победители-завоеватели (либеральные демократизаторы), в значительной мере освобождают нас от необходимости загонять и колошматить себя самостоятельно.

Как ни сомнительно выглядит такое достояние – быть отколошмаченным и загнанным – но оно огромно – ибо блаженны плачущие ибо они утешатся и блаженны нищие духом, ибо их есть царствие небесное.

Или, как поет Игорь Растеряев в своем гимне Русской дороге: «…запомните загадочный тактический прием – когда мы отступаем – это мы вперед идем!»

Ведь после такого болезненного «освобождения от животноводства» у подавляющего большинства «униженных и оскорбленных» россиян обнажился хоть краешек человеческой души.

..........................................

И потому у нас сегодня, как почти что нигде более, растет воззвание к высшим свойствам человеческой натуры – способностям продуцировать и отдавать в мир терпение, смирение, сострадание, веру, надежду, любовь и прочие явно дефицитные продукты высшей нервной деятельности.

Первым делом, мы хотим «назад в СССР», все больше воспринимаемый нами как тогдашний наиболее яркий образец системы управления «ОЧЕЛОВЕЧИВАНИЕМ ЧЕЛОВЕКОВ».

Но поразмыслив, становится понятно, что не все так просто – в СССР, наряду с массовым «очеловечиванием» вполне себе уживались столь же масштабное оболванивание, околпачивание, алкоголизация и прочие причины и следствия одержимости коммунистической химерой.

И из всего многообразия советских достижений и «достижений» труднее всего и дольше восстановить именно механизм «массового очеловечивания».

..........................................

Ибо массовое культивирование в людях способностей к «высшей нервной деятельности» - работа что ни наесть трудная, по сути своей – работа «крестная», распятие как минимум в трех дико противоречащих одно другому измерениях – «горнем» (духовном), «рациональном» (интеллектуальном) и «дольнем» (ресурсном).

Обремененные текущими противоречиями и трудностями нахлынувшей на нас «злокачественной любвеобильности», мы, естественно, смотрим в будущее с оптимизмом. Раз уж деваться некуда – будем очеловечиваться сами и очеловечивать окружающих.

Но масштабы таковы, что свет в конце авгиевых конюшен практически не видим. И вряд ли он всепобеждающе засияет для нынешнего поколения – слишком уж много дерьма это самое поколение наворотило.

Так что можно только оптимистично предположить, к каким сияющим вершинам двинется деятельность целителей общественного бытия и сознания.

..........................................

Например, вполне очевидно следующее.

В «горнем», духовном направлении будет разрастаться «духовная брань».

Означающая, одной стороны - деятельную проповедь духовных добродетелей, подталкивающая человека обыкновенного, как минимум, - замечать проблемы ближних и дальних, как максимум, - самоотверженно их решать.

А с другой – обличение и осуждение всевозможных практик поедания человеков человеками.

На «рациональном» (интеллектуальном) фронте грядет титаническая работа по проектированию и построению рутинных управленческих процессов анализа потребностей и ожиданий «ЧЕЛОВЕКА ЧЕЛОВЕЧНОГО», преобразования их в требования (законодательные, нормативные, технологические и иные) к бесчеловечным ныне государственным, муниципальным и частным структурам и контроля за выполнением этих требований.

На «дольнем», стяжательски-ресурсном пути ждет не менее самоотверженная «борьба с голодом» - нахождение (выпрашивание, заимствование, создание, экспроприация и т.п.) интеллектуальных, финансовых, материальных и иных ресурсов, необходимых для построения и бесперебойного функционирования системы управления ОЧЕЛОВЕЧИВАНИЕМ ЧЕЛОВЕКОВ.

Поскольку параллельно с торжествующим шествием «очеловечивания» человеков не менее торжественно будет продвигаться и их «оскотинивание», результатом, как и прежде, будет всего лишь их «единство и борьба».

В новой, естественно, форме, но с виданным многократно содержанием.

..........................................

Иными словами, когда-нибудь настанет тот светлый миг, когда скотство не будет торжествовать столь же беспросветно, как ныне, а добродетельное поведение не станет таким, как сегодня синонимом нищеты и неудачливости.

Не то чтобы тупик, но и никакого «сияющего града на холме» тоже...

..........................................

Однако не все так печально, поскольку первым пространством, требующим очеловечивания, является пространство своей собственной души.

И если, начав очеловечение с себя, преуспеешь, все вышеназванные проблемы решатся сами собой – ибо, как говорил Св. Серафим Саровский»: «Стяжи дух мирен и тысячи вокруг тебя спасутся».

А если не преуспеешь сам – то организовывать на столь возвышенные дела других просто не придется – согласно второму началу термодинамики передача тепла от холодного к нагретому невозможна.

А от холодного – к холодному – бессмысленна.

Прочитано 1846 раз