Вы здесь:   Главная

Еще раз о неизбежности градостроительной революции

Автор 

         "Градостроительная революция" выглядит непривычным сочетанием слов. Но другого способа показать действительно  необходимые, во-многом вынужденные и гигантские по  масштабам изменения в сложившемся и ставшим привычным способе жизни - нет. 

 

         Градостроительством зовется сфера занятий планированием, строительством и модернизацией населенных мест - городов и сел всех типов и размеров,  всех территорий по условиям их использования для жизни и хозяйственной деятельности, а главное - градостроительство занимается конструированием поселений и размещением на их территории  объектов любого назначения - от инженерной инфраструктуры до  каждого отдельного дома или улицы. Дальше, по ходу нашего общения, мы будем различать все больше и больше граней градостроительства, удивляясь тому, что обо всем этом придется не просто знать или об этом думать, но обязательно придется что-то делать. Даже если это будет просто уход от проблем.

         Градостроительство затрагивает многих, большинство, а так или иначе - вообще почти  всех людей.  С очевидностью через него проявляется признак массовости, всюдности,  реальной социальности,  признак, который может получить поддержку этих многих и стать   общей идеей их  социального действия. В прямом смысле словосочетание "социально-градостроительный" будет наиболее полно отражать связь между массовой зависимостью от градостроительства всех и каждого - с одной стороны, а  с другой - предметным, профессиональным содержанием градостроительства, которое истончается сегодня и теряется  в калейдоскопе не почитавшихся ранее  занятий и забот.

         Революция же, о которой мы говорим - в связке с градостроительством - есть неотменимое, неотвратимое   завершение, закрытие прежнего градостроительного уклада, вышедшего из социализма и служившего социалистической урбанизации, плановой  экономике, централизванной политической системе и явленному массовой панельной застройкой многоэтажными домами с централизованным жилищно-коммунальным хозяйством.

         Что придет ему на смену, станет содержательной частью революции?  Какими будут становиться наши города, наше жилище, его  инженерное оборудование и инфраструктура? Надеятся, что всё произойдет само собой подобно смене сезонов или превращению куколки в бабочку - не приходится.

         Какие действия следует предпринять, чтобы разрушающиеся коммунальные системы, обслуживаемые ими жилые дома, срок жизни которых уже истек или вот-вот закончится, целые города, потерявшие свои градообразующие предприятия, экологически неблагополучные, без должной инженерной и сейсмической безопасности, перестали быть средствами жизнеобеспечения и местами обитания нашего народа? Каким видится желаемое обустройство жизни и какие  нужно предпринять действия, чтобы его определить, а затем и воплотить? 

         Поскольку государственное управление от подобных задач себя дистанцировало,  эти действия  должны поддаваться расщеплению на множество самостоятельных результативных блоков. И конечно же,  такие  действия должны обладать качеством   предметности - направленности на доступные человеку усилия и результаты.     Но целостность, завершенность  их  итогов  для каждого отдельного человека, семьи, должны достигаться обязательно. Массовое, переставшее во-многом быть эквивалентом государственного,  должно суметь преобразоваться в частное, свое и делается это, как правило, через частное предпринимательство и частную собственность.

         На рынке труда каждый его участник  выполняет  весьма ограниченный набор функций. В семьях же, в жизни все пользуются уже сформированными целостными продуктами, которые и составляют их частную собственность. И именно здесь, на этом уровне, происходит скачок от частичности индивида, его   взаимозаменяемости в выполнении отдельных рыночных функций,  к другому качеству, качеству уникальности  жизни,  роли, положения, судьбы каждого отдельного человека, его рода, народа. Их собственности, владению, суверенности над территорией.

         Рынок -  строго функционален по отношению к участникам, включенным в производство   конкурирующих продуктов. А человек - целостен, хотя бы в душе и в  желаниях. Так и демократия - строго процедурна по отношению к каждому в отдельности участнику ее структур, их политическим объединениям и государственным институтам. Это и делает ее легитимной. Но универсальных  механизмов перехода от массовых выборов всех ветвей и уровней власти  к частным,  личностным уровням, нет. Способы такого перехода  резко разняться в  множестве политических систем и поиск действенного принципа, подобного  переходу  от массовости рынка к частное предпринимательство частной собственности, который и универсален и всеобщ,   крайне важен для каждой из них.

         Для России - в особенности. Ничем не заменимая системообразующая позиция частной собственности - понята и принята. Есть, безусловно, расхождения в понимании возможных ее границ, пределов, а главное - способов получения и закрепления за правообладателем. Но всеми признается ее связанный с  конкретным человеком способ существования. Собственность реальна,  фиксируется и регистрируется  в виде пучка прав, требует ответственности, является некиим физическим продолжением правообладателя, подчиняясь его желаниям. Собственность придает человеку суверенность, независимость, позволяет ему видеть себя   самостоятельным субъектом активности в социуме и мире. Крайняя неравномерность   распределения собственности возбуждает негативные чувства, но это завистливость  не только по отношению к собственности и уровню потребления как таковым, но и к возможностям выстраивания суверенных жизненных линий и программ. В рыночных множествах предложения и возможностей, разумеется.

         Но по отношению к политическим институтам государства, общества,  удовлетворяющих  людей   образцов   перехода от массовости   электоральных виртуалитетов к частным, субъектным и индивидуализированным формам гражданственного бытия  - не выстроено.  Более того, практика политического действия подчеркивает  отделенность собственности  от  власти. Что радует многих, но что есть и признак острой недостаточности политического, а в наших условиях значит и демократического, способа суверенизации граждан,  утверждения их гражданской позиции  в формах, по силе сравнимых с ролью собственности в среде рынка.

           России   нужно найти формы устойчивого социального состояния граждан, предполагающего понимание и возможность для каждого из них сформировать свою частную собственность, способную обеспечить достойное качество и уровень жизни ему и его семье, а также сформировать свою социальную крепость - незримую стену прав и возможностей в обязанности хранить и развивать себя, свой род и народ.

         Социум, гражданское общество, устойчивая политическая система, мораль, ум и дух народа могут укрепиться и создать  органичную  целостность государства как  жизнеспособного субъекта мирового развития   лишь при выполнении этих условий.

         Основа частной собственности - жилище, дом, в котором семья живет. Натуральная  форма крова для жизни на земле. У одного и того же человека -  домов, а точнее,  мест, где ему случится пребывать, может быть сколь угодно много: сюда войдут и общежития, гостиницы, временные пристанища, даже туристские палатки. Но свой родовой дом хотел бы иметь почти каждый. Имея его как собственность, переходящую по наследству, человек   соприкасается  с двумя ипостасями одного и того же физического тела - дома. Это, во-первых, материальная среда и оболочка пребывания семьи, домохозяйство.  Во-вторых  же - имущественный комплекс недвижимости,  объект прав, образующих ту самую незримую стену социальной крепости человека, которая преобразует его в гражданина.  Ощущаемое нераздельное, взаимо дополняющее сочетание этих качеств, дает возможность человеку чувствовать себя  защищенным и физически, кровом своим, и всей  силой  гражданского права   страны.  Те же, кто продвинется  до уровня защиты  вышними силами, под покровом которых находится Русь, обретут завершенность бытия, достаточную для самых мощных дел устроения мира и духа.

         Людям необходимы очень простые модели действительности. Иначе как   объяснить или узнать ребенку, юноше, молодому человеку, да и просто человеку, начинающему свое дело, свой бизнес, правила поведения, отвечающие  реалиям повседневности. Простота может быть доведена до абсурда и тогда модель станет прямой  установкой - "делай деньги и всё будет" или нечто подобное   в том же духе. Социальная модель поведения всегда многосоставна. Деньги, доход, работа - одна сторона. Семья, родители, дети - другая. Вера - третья. Политика,  пристрастия, грехи - еще одна. Их много. В сегодняшнем гуле слов связи между ними почти нет. Каждый имеет возможность выбирать предпочтения и следовать своему вкусу. Всё перемешано и  очень   медленно в этом хаосе проступают упорядочивающие линии.

         Для России вызрела и из множества смутных поначалу ожиданий, догадок стала высвечиваться все более ясная картина желаемого состояния, социальная модель будущего. Три базовых исходных начала лежат в ее основании. Дом. Право. Вера. Каждое  венчает громадный объем опыта жизни, каждое становится  основанием для выстраивания стратегий развития и формирования действительности. Обозначим для каждого из   начал основную направленность их инструментального,  отраслевого  наполнения, применительно к  проблемам, безотлагательность решения которых для страны - очевидна. Начнем с первого.

 

 Дом

          Россия в состоянии обеспечить своим гражданам  перспективу развития, в  результате которого  каждая желающая семья   сможет жить в отдельной собственной усадьбе или в поместье, построить себе и своим детям один или несколько домов, причем решить эту задачу в течение ближайших  десяти - пятнадцати лет.  

                  Это утверждение является утверждением профессиональным, базирующемся на знании реальных  обстоятельств, связанных с состоянием массовой деградации существующего  жилого фонда и жилищно-коммунального хозяйства страны, вынужденностью и социальной обусловленностью  преодоления этого  кризисного цикла, его  ресурсными и организационными  ограничениями,  но вместе с тем такое утверждение делается исходя из оценки имеющихся  возможностей, потенциала  и в расчете на определенную стратегию  развития - стратегию усадебно-поместного субурбанизированного градостроительства. 

         Опыт субурбанизированного градостроительства максимально широко  используется в  мировой практике, но повсеместно ограничивается в первую очередь жестким дефицитом  териториальных ресурсов. В России такого дефицита принципиально не существует, а то, что за него выдается в части   земель поселений и вообще земель, которые можно использовать для нужд индивидуальной жилой, в том числе усадебной застройки, является дефицитом искусственным, возникшим в силу определенных исторических обстоятельств и условий. Сегодня  землям поселений принадлежит чуть более 1% в структуре земельного фонда страны в сравнении с 10%-20%, используемые для этих целей в большинстве государств. И это не только вследствие тревожащей незаселенности Сибири и Дальнего Востока. В Ростовской-на-Дону области, одном из самых благодатных для жизни мест России, земли поселений занимают как раз 1%.

         Такое положение во-многом вызвано жестким нормативным характером социалистического градостроительства. Основная его форма - многоэтажное индустриальное жилое домостроение и централизованное коммунальное обеспечение -  задавала весьма высокие плотости застройки и показатель средней жилищной обеспеченности 14.5 кв.м на одного человека (вплоть до конца 80-х годов).  В результате жилые микрорайоны кучно концентрировали своих обитателей, для которых компенсаторная тяга к дачным участкам и домикам стала чуть ли не главным предметом устремлений.

         Переход    к усадебному и поместно-усадебному расселению является сегодня не просто вариантом свободного выбора из различных и равнодоступных  направлений развития. Переход к  усадебному расселению не есть и продолжение   некиих  господствующих  тенденций, которые сложились в настоящеее время. Напротив,  существующая  практика привела к  сверхдорогому жилищному  строительству со средней стоимостью одного квадратного метра жилья по стране  в 2003 году около 11 тысяч рублей (и более полутора тысяч долларов в Москве)  и весом искусственных конструкций, приходящихся на тот же метр около двух тонн. Так называемое коттеджное строительство занимает еще более высокий ценовой диапазон и использует как правило  те же самые железобетонные конструкции. Однако уже появились и все большее распространение получают новые градостроительные приемы и

технологии экономичного жилищного строительства усадебного типа с автономным инженерным оборудованием.

         За этими началами - будущее.   В сущности грядет неизбежная смена типа урбанизации и ее технического выражения в форме градостроительства.    Чем это вызвано?  - Рассмотрим сложившуюся ситуацию.

Жилищный фонд   Российской Федерации составляет 2,85 млрд. кв. метров (30 % всего воспроизводимого недвижимого имущества страны), из которых 72,4 % - в городах и 27,6 % - в сельской местности.

Из общего числа 19,0 млн. жилых строений  более 60 % (11, 4 млн.) старше 30 лет и  имеют износ от одной до двух третей и более.  Около 20 % городского фонда, а в малых городах до 50 %, т.е. более 400 млн. кв. м,  не имеют первичного благоустройства.     В нем проживают при высокой скученности  около 40 млн. человек - 27 % населения.

Общий износ жилищного фонда страны достиг более чем 50%. В 2002 году отремонтировано лишь 0,5 % муниципального и государственного жилищного фонда. При таких темпах реконструкции и ремонта в ближайшие годы общий износ основной части   фонда   превысит критический уровень   ремонтопригодности.  Выбытие    фонда  из-за перехода  жилья в состояние «ветхое и аварийное» с износом   70 % - одна из самых острых проблем. В 2000 – 2001 году произошел  скачок в динамике роста объемов такого жилья. Если   до 1999 года уровень этого показателя не превышал 7 - 8% в год, то начиная с 2000 года его величина возросла более чем в 4 раза и составляет 33 - 34 % в год. Так,  в 2001 году попавший в категорию выбытия  ветхий и аварийный фонд,  по данным  доклада Рабочей группы Госсовета РФ, составил 22,4 млн. кв.м и достиг  к началу 2002 года   87,8 млн. кв. м. Одновременно с этим около 300 млн. кв м требуют неотложного капитального ремонта, 250 млн. кв.м - реконструкции.

 Приближается срок массового выбытия панельных и блочных  зданий, введенных в строй в 60-70-е годы и требующих сегодня либо  капитального ремонта, либо  реконструкции, либо сноса.  Фонд этих зданий требует сегодня точно таких темпов капитального ремонта, какими были темпы его строительства.  А объемы  жилищного строительства  были в то время  много выше, чем  сейчас. Так в РСФСР за пятилетие 1956 -1960 гг. был построен 281 млн. кв м  жилья, а в РФ за период 1996-2000 гг. - 160 млн. кв. м.  Вводимые   последнее время (1999 - 2003 гг.)   30-35 млн. кв. м  жилья ежегодно в сравнении с почти 80 млн. кв. м в конце 80-х годов ненамного покрывают объемы выбытия ветхого и аварийного фонда.  Причем строят главным образом в Москве, Санкт-Петербурге и прилегающих областях (до двух третей всего российского ввода). 

Но помимо   домов как таковых существуют   сложные технические системы их инженерного оборудования  и эксплуатации. Состояние инженерных сетей и объектов  жилищно-коммунального хозяйства таково, что   их износ  достиг   двух  третей и   фактически вплотную приблизился  к черте обратимости. Не менее 25% сетей амортизированы полностью, а  число аварий выросло за последние 10 лет в 5 раз. Инженерная инфраструктура многих городов уже вступила в цикл распада и едва удерживаемого разрушения.

Если новых объектов строится сегодня в два с лишним раза меньше, чем это было 20-30 лет назад, т.е. в исходной точке начавшегося тогда   срока их службы при заданном режиме амортизации и ремонта, а эти мероприятия не проводятся или проводятся лишь по отношению к незначительной части объектов, то с течением времени общий объем фонда и обслуживающих его инженерно-коммунальных систем начнет быстро уменьшаться. Из эксплуатации по техническим причинам будет выводиться огромный объем потерявших ремонтопригодность, ставших ветхими и аварийными,  зданий и объектов инфраструктуры.

Началсяпроцесс вынужденного выбытия   и вывода из эксплуатации объектов жилья, соцкультбыта, инженерных систем. Но этот факт нужно принять не в эмоциональном настрое  алармизма.  Этот факт следует принять как задаваемое исходное условие, вводную установку при обдумывании стратегии  поведения и создании программ   развития, вбирающих  в себя этот факт как один, пусть во-многом определяющий, но  из ряда многих в содержании такой программы.

Предполагаемое удвоение ВНП к 2010 году позволит лишь сдержать нарастание проблем жилого фонда. Так,  ВВП  в 2003 году составил в долларовом исчислении 433 млрд.  Из них 7,3% пришлось на строительный сектор в целом, что  составило около 28 млрд. долларов.  За год было введено около 35 миллионов кв. м  жилья, т.е. индекс цены 1 кв. м жилья по отношению к всей строительной программе составил примерно 800 $/кв. м. При доведении годового   ВПП до 900 млрд. долларов и доле  продукции строительного сектора около 7% или 56 млрд. $, примем в качестве допущения  сохранение   индекса цены 1 кв. м жилья  в том же   соотношении нового жилого строительства с другими видами строительства  и тем же абсолютном размером  – 800 $/кв.м. В этом случае объемы нового строительства составят около 70   млн. кв. м жилья, то есть увеличатся в те же 2 раза. Однако, нарастающие объемы затрат, необходимых для ремонтов, поддержания в  работающем состоянии объектов ЖКХ, дорожное и производственное строительство могут воздействовать на рост  жилищного строительства в общей строительной программе сдерживающим образом.

Компенсатором  может стать только уменьшающийся показатель стоимости 1 кв. м жилья, что достижимо при переходе к новой структуре строительства, имеющей преобладающую долю относительно недорогих малоэтажных жилых домов из местных и эффективных строительных материалов,  дерева, не требующих тяжелой техники для своего возведения.

Но для этого должна быть изменена вся идеология градостроительства. 

Станет необходимостью переход к застройке, сочетающей  усадебные односемейные дома  (площадью, начиная от примерно 80 кв. м)  с блок-квартирными (площадью, начиная от 55-60 кв. м) и многоквартирными (площадью квартир от 20 до 50 кв.м) при средней этажности 2-3 этажда. Плотность такой застройки, приведенной к жилым территориям,  составляет около 2 тыс. кв. м на 1 га застройки, что соответствует примерно   1 тыс. кв. м на 1 гектар селитебной зоны. В свою очередь селитебные зоны   по отношению к землям поселений составляют около 30-40%. При расчетном объеме ввода 100 млн. кв. м  потребуется около  300 тыс. га в год отводить под земли поселений, осуществляющих   новую застройку. От этого исходного условия и начинается переход к новой градостроительной практике массового конвейерного отвода земель под решение жилищной программы. Сегодня такая практика отсутствует в России. Отсюда и многие проблемы с неудержимым ростом цен на жилье: нет территорий, отводимых в массовом порядке под строительство. Отсутствует  предложение, способное не только побудить, но даже просто  ответить  запросам развития рынка жилищного строительства.

Для изменения положения требуется масштабное,  как минимум региональное, уровня субъекта РФ, градостроительное планирование резервирования и отвода территорий для развития поселений и жилой застройки. Мелкофасеточное,  лоскутное расположение таких площадок, решаемое  на уровне местных  муниципальных образований, не сможет обеспечить работу  поточного строительного  конвейера  массового строительства доступного жилья. асштабное. я положения ребуется ьства.порядке под строительство.ительной практике массового конвейерного отвода земель под реше

Необходимо разработать схему  планировочной организации и принципов  размещения жилищного строительства на территории РФ,  начать разработку подобных схем в регионах, после чего местные сообщества получат  представление о контексте – градостроительном, социально-экономическом, правовом, – и  на этой основе  опорный материал для решения вопросов строительства на своих территориях.

При этоим последовательно должна проводиться генеральная идея развития – градостроительная и жилищная революция в интересах  всего народа, его прирастания и блага.

             Россия предоставляет нашему народу поистине уникальную возможность – и в пространстве своем и во времени, которое подвело к такой возможности, более того, позволяет   осуществить эту  удивительную, почти неправдоподобную (хорошему  верится с трудом) возможность   в сложившемся мире. У России есть территориальные ресурсы сделать поместно-усадебное расселение своего народа реальностью, подготовить свое пространство для исторически бесконечного существования российской ветви человечества в упорядоченной градостроительной структуре взаимопроникновения природы и  поместья, двора, усадьбы, дома жизни.

           Это ресурсно, технически и инвестиционно возможно!

Более того, это практически вынуждено. Как общим местом стало утверждение, что Россия может быть либо великой, либо ее не будет. В этом рассуждении – своя правда. Мир не даст слабой и беспринципной России безответственно, т.е. корыстно для очень немногих, владеть основной частью евразийского мономатерика.

             Но если мир   принял  сегодня  идею собственности и прав человека на нее как идею фундаментальную, то этим обстоятельством России следует максимально воспользоваться.

                    Базовым каркасом территориальной организации страны должны стать географические по масштабности  пространства и ареалы земель, находящихся в частной собственности множества, большинства  граждан и используемые ими в качестве родовых поместий и жилых усадеб.

 

Право

         Право в значительной мере определяет допустимые варианты и формы развития. Право, базирующееся на конституционном  положении о наличии института частной собственности, будет разительно отличаться, даже при сходстве внешних структур построения, от права, такого института не предусматривающего. Но право есть и пространство вариантов, правом допускаемых, но не реализуемых по тем или иным причинам. Например,  право на самостоятельное развитие является общепринятым положением, но использовать такое право могут далеко не все.  Недаром термин "несамостоятельное развитие" стал обозначением факта состояния многих государств, не способных, либо не претендующих на самостоятельные роли.

         В России ХХ       I века уровень свобод, допускаемых правом, очень высок. Право открывает пути  свободного выбора деятельности, либо отказа от нее, на активность в любой законной сфере предпринимательства, на самостоятельность развития. Право дает возможность  суверенного суждения,   независимости духа, свободы в самоопределении и следовании своим убеждениям. Точно так же право дает возможность возражать, противодействовать, делать или не делать, отказываться от самоопределения и вести себя искательно, несамостоятельно. Выйти на уровень прямого, не оглядывающегося поминутно на заемные образцы, действия в соответствии с интересами общества, человека, государства - непростая задача. Для этого необходимы серьезные проектировки целей развития в рамках долгосрочных национальных интересов, выработка   стратегий целедостижения,   более детальных программ   и  соответствующих правовых актов.

         Откликаясь на вопрос о возможности перехода России к  новым градстроительным и домостроительным принципам, основывающимся на усадебно-поместной форме жилищного строительства, А.И. Солженицын написал нам, что хотя это "видится мне многосторонне полезным, органичным для России - и весьма дальновидным для самого существования России в наступающем веке", но "будет ли он принят, а тем более осуществлен - я очень сомневаюсь".  Причина   видится ему в том, что такой подход  потребует     "решительного изменения внутригосударственного мышления, отхода и от инерции, и от заёмных образцов...". То есть сомнения приходят всем нам, и А.И. Солженицыну в первую очередь,  относительно самой возможности совершения самостоятельных шагов в выработке стратегий собственного развития. Но право на такое - самостоятельное - развитие  у нас имеется, необходимо лишь им воспользоваться, реализовать на практике.

         Самостоятельность проявляется в неукоснительном следовании собственной  специфике и особенностям.

 

Прочитано 1826 раз