Вы здесь:   Главная

Мы утверждаем,  что каждая желающая семья в России через двадцать лет может жить в отдельном собственном поместье, построить себе и своим детям один или несколько домов.

И первым сословием России в 21 веке должны стать помещики – те, кто готов и способен в согласии и при помощи государства обустраивать собственное поместье.

Те, кто готов делать значительные усилия для того, чтобы создать просторные родовые дома и определить фамильные земли для своей семьи, детей и внуков. И принять законы, организовать всеобщую практику, которые  позволят и побудят это сделать.

 

Иметь в России поместье и дом станет престижным и желанным, а законодателям, чтобы сдерживать наплыв иностранцев, придётся вводить квоты и повышать стоимость права на жительство в нашей стране.

Более того.

Мы утверждаем, что у нас и России попросту нет другого выхода. И организация для каждой семьи поместья и дома является, как говорят шахматисты, цунцвангом – вынужденным ходом.

Мы как народ и страна не имеем в 21 веке никаких достойных альтернатив кардинальному преображению наших пространств и превращению домостроительства и градостроительства в базовые  отрасли экономики.

Поспешно и безответственно оборванным оказался период индустриального социализма, основанный  на  огосударствлении  производства и государственных  социальных стандартах  попечения о гражданах.

Тупиком является   либерализм с  разрушенной отечественной индустрией, с сырьевым экспортом достояния всех,  становящимся богатством единиц, с отказом от интеллектуальной и инвестиционной самостоятельности, с атомизируемой социальностью и корыстью  как главными  общественными признаками  человека.

Кроме того, в ближайшие десятилетия, если всё пойдет по-прежнему, у нас уже не останется советского запаса  инфраструктуры,  амортизируется и иссякнет ресурс долговечности зданий и инженерных сетей,  не будет дешевого общественного транспорта, сил и здоровья. Тогда  абсолютно невыгодным, невозможным станет поддержание  сложившихся форм жизни – в застроенных многоэтажными панельными зданиями  кварталах     городов    и   тесно сбившихся дачных домиках как  второго жилища – в их пригородах.

Всё это необходимо, а, точнее, всё это вынужденно необходимо перестраивать и менять. 

Как, каким образом?

Мы, если хотим жить достойно и честно, должны уйти из тупика, прорваться, вырваться в постсоциалистическую и постиндустриальную эпоху.

Мы должны и можем добиться, чтобы через два десятка лет значительная часть населения страны – не менее трёх его четвертей – жила в собственных поместьях и домах,  в которых возможности для здоровой и умной жизни будут значительно превышать те, что есть в сегодняшних городских  квартирах.

В основу действительного развития следует положить обеспечение для всего населения страны мирового качества жизни через создание индустрии жизнеобеспечения в собственных поместьях и домах.

И если мы как народ и страна не решимся на повсеместное преобразование условий нашей жизни, то нас могут ожидать совершенно непредставимые испытания в следующие десятилетия 21 века. Но это будут не испытания свободного целенаправленного труда в свою пользу, а испытания, которым нас, уже пассивных, не сумевших собраться с силами, будут подвергать другие  страны и нации.

Мы утверждаем, что ключевым условием реализации подобной задачи является создание оригинальной российской сферы градостроительства.

 Мы утверждаем, что, если мы сумеем создать градостроительство, отвечающее  именно российским условиям, то мы, живущие в России и любящие ее, в состоянии сделать свое отечество  самой благоустроенной и привлекательной страной мира.

И это зависит только от нас.

Благодаря правильно организованному домостроению и градостроительству мы способны не только удвоить, но и утроить, и учетверить ВВП – как китайцы, которые за последние 20 лет его учетверили.   Разве мы хуже китайцев? Мы такие задачи уже решали. 

Общим делом страны должно стать создание градостроительной и домостроительной отраслей,  осуществляющих национальную  программу нового типа и направленную на то, чтобы  производить просторные, здоровые, доступные по цене дома и оборудовать  поместья для непрерывно растущей доли владеющих ими  семей  в  России.

Такая программа должна по решительности целедостижения быть аналогичной советским космической и атомной программам, а   уровень и темпы работы – соответствовать уровню этих высочайших мировых прорывов. Теперь энергия и разум народа должны быть  направлены на обустройство самого народа, умножение его численности, качества, достатка, на выстраивание его исторической судьбы,  когда сам народ и становится целью развития,  в то время как   раньше он был  лишь средством достижения  целей государства.

 Мы имеем уникальную возможность конвертировать энергию целедостижений и  мировых прорывов в российские поселения нового типа. Мы должны направить всё советское и российское наследство – завоевания нашей тысячелетней истории – на светлое преображение страны, ее тотальное благоустройство  и кардинальный   подъём.

Наша национальная идея и наша российская сверхзадача – построить добротный дом каждой семье в России и сделать саму нашу Россию лучшим домом в мире.

 

Каждому - поместье

 В настоящее время в Российской Федерации есть все возможности для того, чтобы каждому желающему для организации жизни и хозяйства была  предоставлена земля в размере от 2-3 десятков соток до нескольких гектар (100 и более соток).

У нас нет и не может быть никакого дефицита территорий для помещения или, как писали в 15-16 веках, подразумевая государеву волю, испомещения на них желающих создать своё поместье.

Наши обширные пространства позволяют находить необходимые для поместий земли даже в самых климатически благоприятных и близких к существующим городам местах.

Вот простой градостроительный расчёт.

Если в год создавать по 250 тысяч усадеб в 40 – 50 соток и по 50 тысяч усадеб в 1 – 2 гектара (га), то это составит соответственно 100 – 150 тыс. и 50 – 100 тыс. гектаров. Всего же, с учётом выделения необходимых территорий общего пользования  (дороги, общественные здания и их участки и т.п.), составляющих от 10 до 20 процентов от территории поместий общей земли, общий размер поместно-усадебных территорий составляет около 250 тыс. гектаров.

Для сравнения: в США ежегодно под нужды пригородного и усадебного строительства отводится 1,2 млн. акров, т.е. около 500 тыс. гектаров при том, что долгосрочная программа строительства жилья ориентирует на продажу около 30 млн. домов к 2025 году с ежегодным уровнем продаж в 1,2 - 1,4 млн. домов и потребует для этого более чем 10 млн. гектар.

Вообще доля территории городов и поселений всех видов составляет в земельном балансе России 1,1 процента, что является  крайне низким показателем при уровне урбанизации (доле  городских жителей) около 70 процентов. За семьдесят лет советской власти доля городского населения увеличилась с примерно 30 до 70 процентов, более чем в два раза, а доля городских территорий выросла всего на  несколько десятков процентов.

Даже если считать, что благоприятными для жизни территориями Российской Федерации являются не более 40 или 50 процентов от ее площади  (а это отнюдь не однозначное, а весьма спорное  представление), то  тогда этот показатель может достаточно легко вырасти до 2,5 – 3 процентов. Но и он очень далек от средних показателей других стран, где доля территорий городов и поселений составляет, как правило, 7 - 8 и более процентов. В Германии, например, почти 12 процентов, а в Англии - еще выше. И это в условиях  серьезнейших территориальных ограничений и дефицитов, которые географически свойственны этим благоустроенным странам.

Что означают эти цифры? То, что в самой богатой земельными ресурсами стране мы живем чрезвычайно скученно, в несколько раз скученнее, чем в образцовых с точки зрения благоустройства странах. При этом благоприятная для проживания часть территории России составляет не менее половины ее площади, так что существуют практически неограниченные резервы для развития поместно-усадебного, просторного и здорового расселения.

Таким образом, земли у нас более чем достаточно, и абсолютно очевидно то, что в градостроительное развитие страны могут и должны быть вовлечены обширнейшие территории - ныне безобразно используемые.

Мы сами себя заставляем, без всяких на то оснований, жить значительно хуже и теснее, чем могли бы.

С другой стороны, стихийное пригородное расселение уже давно и массово идёт. Количество строящегося индивидуального жилья по объёмам жилплощади сегодня в стране сравнялось с объёмом вводимого многоэтажного городского жилья.

Большинство населения само медленно нащупывает и определяет себя как народ через собственную волю, через добровольно и свободно принимаемый на себя образ жизни. Величие власти и интеллигенции состоит сегодня в том, чтобы правильно угадать и определить направления такой массовой инициативы, воли и предприимчивости.

Народ невозможно заставить жить так, как того хочется власти, вождям, фантазёрам. Принять удобный и дешёвый смысл и образ жизни в России не в состоянии заставить самые беспощадные репрессивные органы. Народ можно существенно развратить, распылить его в атомизированное население или в электорат, но его нельзя насильно вдохновить и принудить жить чужим умом и нравственностью.

Народная инициатива последние тридцать лет неудержимо и неуклонно направлена именно на семейное расселение и обживание. Во всей полноте это естественное устремление выражено в дачном движении последних тридцати лет, которое без преувеличений можно назвать народным домостроем. Именно сюда да ещё в авантюрный бизнес ушли почти все созидательные силы народа последних десятилетий.

Очевиден главный недостаток такого движения – его полная хаотичность и неорганизованность, которые стали следствием равнодушия и слепоты власти, не сумевшей разглядеть это гигантское русло устремлений народной жизни, этот грандиозный домострой конца II тысячелетия.

Дачное движение во многом спасло Россию в последние десять лет.

Дачная активность российского населения, которая, помимо всего, сегодня реально кормит страну (в частности, даёт до 70 % немясных и незерновых продуктов), стало  даже объектом пристального изучения на Западе и в Японии. Но мы должны видеть и понимать, что, вместе с тем, этот домострой во многом является пародийным.

Через десятилетия дачного движения Россия потеряла гигантскую народно-государственную энергию, которая вместо сосредоточения на целенаправленное восстановление и подъём страны ушла в плохо организованное и не обеспеченное современными возможностями науки и техники индивидуальное обустройство по типу «как придётся» и «как получится».

И подобные растраты народной энергии, разбазаривание главного нашего национального достояния, такие национальные дефолты  будут неизбежно происходить вновь и вновь, пока власть будет смотреть на желание иметь свой дом, пусть и преимущественно в виде дачной избушки, как на источник мелкой эксплуатации и наживы, как на возможность новых налогов и выколачивания средств.

У такой власти нет перспективы. Перспектива есть только у той власти, которая окажется в состоянии посмотреть на буквально застройку и обустройство России как на всеобщую задачу и ключевой ресурс.

Каждый гражданин России является собственником её богатств и достояния. И каждый желающий  гражданин России, в соответствии с этим и с необходимостью кардинально менять жизнь в стране, может и должен получить крупный земельный надел – усадьбу, двор, имение, поместье, которые станут его фамильным достоянием, имуществом рода. Каждая того желающая семья станет тогда «дворянской», будет держать этот  двор на правах   собственности и во многом строить на нем и вокруг него свою жизнь.

Речь при этом должна идти не о фермерском хозяйстве и не о территории массового приусадебного производства товарной  сельхозпродукции. Смысл  - в создании именно поместья как пространства семейной, родовой жизни и обеспечения достойных условий жизни.

Для каждого взрослого человека и его семьи в качестве одного из самых важных вопросов в жизни должен стать такой вопрос: а как заслужить поместье, как оно должно быть организовано и обеспечиваться, как и вместе с кем превращать родовую собственность в действительно процветающее место?

Именно новый помещик, а не абстрактный предприниматель, сумеет восстановить порядок в России и обустроить свою и общую жизнь.

Как могла бы быть организована жизнь такого помещика?

Скорее всего, надо дать ему возможность жить двухчастно: в доме поместья – в городской квартире. С другой стороны, возможно, более правильной организацией жизни должно стать не двоеместие, не по принципу «квартира-поместье», а, прежде всего, поместья. Тогда и мегаполисы могли бы превратиться в район городских усадеб, как это и было до второй половины XIX века во всех русских городах, кроме Петербурга. Это также позволит не распылять ресурсы.

Работа помещика будет строиться не столько вокруг «градообразующего» предприятия на данной территории, но и на свободно выбираемых основаниях, через участие в распределённом труде – нередко надомном – и через применение так называемых «простых» технологий, позволяющих усилиями одной семьи выполнять работу более крупных производственных коллективов. Разработка и создание таких «простых» технологий должно стать центральным промышленным делом лучших умов, инженеров и управленцев страны.

Что делать в поместье?

Обживать его в соревновании с другими поместьями и в отношении к высшим образцам организации поместий и усадеб в других странах мира и во всемирной истории. Именно тогда помещик становится организатором и исполнителем  задачи – добиваться процветания определенной для жизни земли.

При такой установке должно произойти кардинальное изменение вида использования земли. Для приближенных к железным дорогам межселенных территорий проектно устанавливается в качестве главной обязанности не столько товарное сельскохозяйственное производство, сколько пространство воспитания и роста личности человека и семьи как субъекта собственности (владения, распоряжения) и устроителя жизни на доверенном ему страной конкретном участке страны.

Производственные кооперации любого типа – промышленного, сельскохозяйственного, научно-технического, культуротворческого являются по отношению к системе таких поместий (дворов, поместий, имений, усадеб или дворянских усадеб) структурой других уровней, которая во многом должна привязываться к новой поселенческой системе как базовой. Подобно тому, как сегодня послойно привязываются уровни геоинформационных систем  к базовому земельному кадастру. Именно поместная система, а не традиционное крупное индустриальное производство, должны выступать здесь градообразующими и ведущими.

С точки зрения градостроительства такая задача решается совершенно определенным образом – во времени происходит последовательное наращивание пригородной зоны, прежде всего, по лучам железных и автомобильных дорог. Грамотный градостроитель знает, что даже в густонаселённых территориях России (например, в московской агломерации) существует огромное количество неиспользуемой свободной земли – фактически, брошенной. Что уж говорить в целом про необъятные просторы страны?

Далее происходит перетекание городов, их пригородных зон, друг в друга. Образуются ожерелья поселений разного типа – традиционных городов с плотной застройкой, общегородской инженерной инфраструктурой и центробежной транспортной сетью, образующей коммуникационную матрицу расселения поместного, усадебного, но базирующегося на этих транспортных и поселенческих инфраструктурах.

При грамотной организации расселения каждый желающий гражданин России или готовый стать гражданином России иностранец имеет возможность получить большое количество земли и построить на ней хороший семейный дом или несколько домов. В случае правильных градостроительных (по сути – технических)  решений в России нет никаких препятствий для того, чтобы каждый человек стал владельцем своего собственного поместья.

В данный момент у России есть уникальная возможность сделать ставку на государственно организуемый и направляемый процесс образования на добровольной основе нового сословия собственников земли и домов, владельцев современных поместий – сословия помещиков.

Россия может снова стать страной  служилых   дворян, прикрепленных к земле: права на землю, двор или поместье закрепляются за гражданином, он платит налоги – вмененные, либо пропорциональные, на трудовую деятельность с учетом природной ренты. При этом модель отношений  собственности и налогообложения должна допускать в случае реализации программ развития и эффективного благоустройства на данной земле свободу собственности от налогообложения и даже инвестиционное участие государства или  местного сообщества.

И тогда скрепой государства станут права гражданской (частной и семейной) собственности на землю и вытекающие из этих прав обязательства службы по благоустройству данного поместья и организации эффективного налогооблагаемого труда вокруг него.

Внутри данного порядка будет и должна происходить дифференциация  земельной  собственности для жилья, для службы, иного владения,  будут возникать очевидные различия между урбанизированным расселением в небольших усадьбах и  организацией более масштабных поместных земель, но принцип собственности  на  землю для лица, семьи, рода станет основой.

Только тогда по сути возникнет новая конструкция гражданского общества, которое может быть инициировано к формированию силами наличного государства и в рамках действующей конституции. Целевая настройка стратегии страны пойдёт на развитие граждан, их сознания, в пользовании всеми культурными ресурсами мира и природными ресурсами России, на развитие нового гражданского общества, участие государства в этой миссии с последующей совместной эволюцией  нового общества и государства.

Несравнимо более чётким станет понятие того, что именно надо будет развивать и защищать в нашей стране.

Национальная оборона и военная безопасность на  основе уже имеющегося абсолютного ядерного оружия, научно-техническое обеспечение производства военной техники –  становятся обязательным компонентом при определении объемов и направленности НИР на столетие вперед. Новая военная доктрина абсолютного обеспечения безопасности развития и сохранения территории становится необходимым условием надежности, устойчивости, историчности родового недвижимого  достояния  каждого  гражданина России.

Мы создадим и новую экономику, превратив страну в большую стройку, создав в качестве основной и странообразующей российской индустрии домостроительную отрасль, организовав стимулирование жилищного строительство за счет налоговых льгот и развития механизмов привлечения дополнительного финансирования, за счёт кардинального снижения стоимости строительства, и заставив коммерческие фирмы и банки вкладывать деньги не в спекуляции только и торговлю, а в самый реальный и необходимый каждому сектор экономики.

Если постараемся – то это и будет российская «национальная идея» на ближайшие двадцать - тридцать лет: каждой молодой семье, если она пожелает, свой собственный дом с полным инфраструктурным обеспечением мирового качества жизни.

Раньше  такая возможность в массовом порядке возникала, как правило,  помимо государственной воли, естественным образом и, прежде всего, в отношении к аграрному хозяйству. Как, к примеру, писал в 1912 году полковник Генерального штаба Русской императорской армии А.Е. Вандам (Едрихин) про заселение казаками Приамурья: «Теплый климат и безграничные пространства плодородной земли давали каждому желавшему возможность сделаться помещиком»[1]. Также раньше, в прошлые века, расселение строилось на базе колонизации и освоение новых земель Сибири и Дальнего Востока – например, знаменитое столыпинская переселенческая программа.

Теперь же,  в грядущем веке необходимо соединить массовое народное движение и концентрированную государственную волю на освоении и реколонизации, вторичной колонизации уже формально занятых и частично обжитых земель. А в основу поставить не только и не столько аграрный труд, сколько все рациональные виды деятельности на данной территории.

В начале 21 века уже государство совместно с обществом должно сознательно и целенаправленно организовать возможности каждому желающему и способному сделаться помещиком.

Государство в 21 веке больше не может являться способом подавления одним классом другого или формой урегулирования отношений олигархических кланов и ликвидатором последствий разнузданного «бизнеса». В грядущем веке государство в России должно быть ориентировано на обеспечение достоинства собственных граждан и потому выступать организатором территориального и градостроительного развития и воспроизводства.

Подобная технологическая и экономическая возможность заставляет коренным образом пересмотреть существующее представление о неотчуждаемых фундаментальных правах каждого живущего в России.

Если мы хотим развиваться как страна с тысячелетней государственностью, то должны добиться и ввести в систему подобных прав своего рода «права на оседлость» в виде права каждого гражданина Российской Федерации на поместье и дом.

Именно через оформление подобного нового права жизни в России в 21 веке должно быть конкретизировано понятие Российской Федерации как «социального государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» (статья 7 Конституции Российской Федерации).

В состав условий, которые обеспечивают «достойную жизнь и свободное развитие человека», а также в состав и понятие самой достойной жизни должно войти право на поместье и дом. Тогда у государства,  у общества и каждой семьи появится единый предмет целенаправленной работы и заботы.

Это также должно выступить конкретизацией и содержательным наполнением статьи 40 Конституции Российской Федерации.

Напомним содержание данной статьи.

«1. Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.

2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для осуществления права на жилище.

3. Малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами».

В настоящее время данная статья является чрезвычайно расплывчатой и неопределённой, поскольку не отвечает на вопрос о том, о каком именно жилище идёт речь.

Более того, неясно, входит ли в понятие жилища не только некие стены, но вся необходимая для современной городской жизни система инженерного обеспечения – знаменитое ЖКХ (жилищно-коммунальное хозяйство)? Или это «жилище» может стоять в чистом поле и не быть подключено к электричеству, газу, водопроводу, канализации и т.п.?

Все эти вопросы также важны и для того, чтобы наполнить реальным смыслом и другое фундаментальное понятие конституции – о достоинстве личности.

Согласно статье 21 Конституции Российской Федерации «1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления».

Да, но в чём конкретно должно состоять неумаление достоинства личности? И в чём должны быть непосредственные условия, наличие которых минимально необходимо для обеспечения достоинства личности каждого человека и позволяет действительно декларируемое конституционное достоинство блюсти на практике?

Можно это сформулировать и по-другому. Какой всеобщий статус определяется в стране как достойный для личности? В чём материально-достоверном личность в стране может получать необходимые социально-хозяйственные обстоятельства для охраны её достоинства со стороны государства?

Не начинается ли общество там, где достоинство личности реализуется в предельно конкретных и натуральных показателях?

Мы убеждены, что сегодня у России есть уникальная возможность через поместья и усадьбы, через развитие нового градостроительства необычайно конкретизировать и наполнить декларативные ныне статьи конституции.

Более того, данное право напрямую связано с вопросом о политической судьбе страны.

Когда ставится задача дать возможность каждому желающему иметь собственное поместье, то речь при этом не идёт о продвижении и культивировании принципов эгоизма и индивидуализма, поскольку достижения «достоинства личности» и достижение «права на жилище» возможны только сообща, совместными и напряжёнными усилиями всей страны. Ведь только в этом случае мы в состоянии на практике обеспечить каждому желающему не абстрактные право и достоинство, а поместье и дом.

Также важно, что это практическое право «на осёдлость» реализуется в задаче семьи совместно с другими семьями и государством не занимать территорию, а создавать  поместье и дом, и, таким образом, напрямую связано с обязанностью благоустраивать данное место как исполнение общественного долга и назначения каждого «помещика».

Наконец, в праве на поместье и дом реализуется и религиозная задача каждого без исключения человека, которая по мысли  Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия  II состоит в том, чтобы «возделывать мир» и «преобразить космос», чтобы «увидев путь к спасению», «нащупав этот путь … вступить на него с желанием дойти до Бога и с надеждой, что лежащая вокруг меня частица мира будет приближена к Нему, исцелена, преображена и спасена»[2].

Так его Святейшество пишет в статье «Бог. Человек. Мир».

Поэтому поместье и дом и должны стать основой такой «лежащей вокруг меня частицы мира».

Это не значит, что эта «частица мира» включает в себя только поместье и дом, только на земле и в образе жилого пространства. Но для России в 21 веке это значит, что в состав этой «частицы мира» непременно должен входить пространство ежедневной жизни каждого из нас.

Невозможно сегодня представить мир без основы в пространстве жизни каждой личности.

Грех – в том, что мы загубили техносферу и допустили деиндустриализацию. То есть мы как минимум не сберегли тот образ, который был. Ещё большим грехом станет непринятие ответственности за преображение пространства страны.

Когда сегодня разухабистые «экологи» верещат о том, что, мол, в стране стало чище, то они в угоду посторонним жизни интересам отказываются от ответственности за страну. А это и есть фактическая ложь и преступление против человечества и Господа Бога.

Отказ от развития и есть сегодня главный грех.

И путь в никуда для каждого из нас и для страны в целом.

Если мы решим вернуться на путь развития и создадим принципиально новую сферу градостроительства в России, то мы окажемся в состоянии  в ближайшие два десятилетия построить поместье и дом для каждого.

В стране при правильно организованном градостроительстве уже в ближайшие годы возможно вводить до 500 тысяч усадебных домов и поместий, а через пять – сеть лет – по миллиону поместий в год.

И выход на уровень миллиона усадеб и домов к 2010 году является зримой и ясной задачей национального подъёма всех сторон жизни и деятельности России и страны в целом.



[1] Вандам А.Е. (Едрихин А.Е.) «Наше положение» - в книге Вандам А.Е. (в книге опечатка и инициалы даны Е.А.) «Геополитика и геостратегия»,  - Жуковский – Москва, 2002, с. 69.

[2] Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Бог. Человек. Мир. - В сборнике «Православие  и  экология», М., 1997 г., стр. 5 – 8. Впервые опубликовано в «Экологическом вестнике», 1990, октябрь.

Прочитано 2226 раз